Жертвы домашнего насилия в Карелии: почему женщины возвращаются к тиранам
Аналитика

Жертвы домашнего насилия в Карелии: почему женщины возвращаются к тиранам

30 ноября 2019, 15:31Екатерина КоломиецPhoto: pixabay.com
На этой неделе отмечался день борьбы в домашним насилием. Сегодня об этой теме говорят все чаще и чаще, однако случаев жестокости, к сожалению, меньше не становится. Мы также решили поднять данный вопрос. Почему мужчины поднимают руку на женщин, а девушки терпят такое отношение? И что не так с нашим законодательством?

Из статистики

Недавно специалисты Санкт-Петербургского государственного университета провели опрос среди 1667 человек. Согласно результатам исследования, каждый 40-й опрошенный за последний год страдал от насилия со стороны членов его семьи. На супружеские пары приходится две трети насилия. 16% участвовавших в опросе признались о присутствии насилия в их детстве. В то же время с 2015 года число официально зарегистрированных преступлений, связанных с домашним насилием, сократилось почти на 17 тысяч.

Помимо этого, 70-75 процентов женщин страдают от домашнего насилия. Если говорить конкретно об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью или убийстве, то за 2018 год две трети потерпевших — это мужчины и только треть женщины. От 6 до 8 заявлений в правоохранительные органы из десяти — забираются.

Нередко домашнее насилие совершается и в отношении несовершеннолетних. Согласно данным Следственного комитета России, в прошлом году было возбуждено более 20,6 тысяч уголовных дел о преступлениях, совершенных в отношении лиц младше 18 лет. В суды были направлены около 10,4 тысяч дел, и большая часть из них связана с изнасилованиями.

Скандальный закон

В начале 2017 года Госдума приняла закон о декриминализации в семье, внеся изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации. В народе его прозвали «закон о шлепках». Раньше согласно законодательству за побои сразу же следовала уголовная ответственность, а после поправок — сначала административная. Член семьи, который позволяет себе поднять руку на другого, получает штраф в размере от 5 до 30 тысяч рублей. Если же ситуация повторяется, то нарушителя ждет уже уголовное дело, арест на срок от 10 до 15 суток или исправительные работы на срок от 60 до 120 часов.

Многие активисты и блогеры высказались против данных поправок и посчитали, что этот закон «развязал руки тиранам». Ведь, казалось бы, по закону избивающий член семьи окажется в тюрьме после второй попытки насилия. Однако на 15 суток. После он выходит на свободу, и ситуация может повториться...

О поправках в 116-й статье вновь громко заговорили летом прошлого года после случая сестер Хачатурян в Москве, когда они убили своего отца. По словам девушек, глава семьи часто издевался над ними, унижал, избивал и насиловал. Следствие не закончилось до сих пор. Сестры поддержали огромную общественную поддержку — люди выходят на пикеты, требуя признать убийство самообороной.

Насилие — раскаяние — прощение — насилие

Как считает уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев, закон о декриминализации привел к росту случаев проявления агрессии и насилия, которое уже не фиксируется как «криминальное». По мнению детского омбудсмена, вопрос по домашнему насилию и законодательные нормы, которую регулируют данные правонарушения, должны быть полностью пересмотрены.

«Я считаю, что наказание должно быть неизбежным вне зависимости от его тяжести. Каждый агрессор должен понимать, что, если он распустил руки или принял другие меры насилия, то он будет наказан», - добавил Сараев.

По словам уполномоченного, в Карелии случаи насилия в семье также происходят и нередко. К сожалению, обычно об этом сообщается слишком поздно, потому что обычно подобные отношения являются «зависимыми». Часто агрессор — в большинстве случаев мужчина — после совершения акта насилия извиняется и обещает, что больше такого не повторится. Женщина его прощает ради сохранения семьи, ради общих детей или по другой причине. Однако позже ситуация повторяется и не один раз.

«Как правило, если есть агрессор, то имеет место быть эта цикличность — у кого-то чаще, у кого-то реже. Обычно все по одному сценарию — насилие, потом раскаяние, поиск прощения, какое-то время семья живет вместе, а после этого вновь осуществляется акт насилия. И чаще всего это насилие осуществляется по отношению к женщине и детям», - пояснил действий омбудсмен.

К Геннадию Сараеву в таких случаях также обращаются, но не часто. Обычно помощь просят только когда уже, действительно, нужна защита. В таких случаях женщинам помогают с поиском жилья и работы, а также психологическими и юридическими услугами. При необходимости возбуждается дело или проводится проверка по фактам насилия.

Так, недавно к детскому омбудсмену обратилась семья — мать с ребенком, проживающие в одном из районов Карелии. Они были вынуждены уехать из своего населенного пункта и скрываться от супруга, который, по их словам, применял насилие. На сегодняшний день жена и муж уже разведены. Глава семейства раскаивается, однако женщина решила, что жить в постоянном страхе невозможно. Ей с ребенком была оказана психологическая и юридическая помощь, мальчика устроили в образовательную организацию.

По словам Сараева, помимо женщин, жертвам насилия нередко становятся и дети — не только со стороны отца, но и со стороны матери. В таких случаях нередко проблема обнаруживается либо в образовательных или медицинских организациях, либо по телефону доверия.

«Детский телефон доверия позволяет ребенку получить квалифицированную помощь психологов. Если он сообщает о домашнем насилии, то психолог принимает решение — либо в рамках телефонного консультирования дать какие-то рекомендации, либо написать накладную записку, которая будет передана в правоохранительные органы для проверки информации», - сообщил Сараев.

«Избиение уже как норма»

В Карелии есть социальный центр «Мама-Дом», который помогает женщинам, оказавшимся в трудной ситуации. Сегодня нередко именно туда отправляются девушки, которые подверглись домашнему насилию. Как рассказала директор организации Людмила Драгунова, изначально идеей центра было помогать беременным женщинам, которые нацелены на аборт. Однако практика показала, что более востребованным центр оказался для пострадавших от насилия, потому что такие ситуации происходят каждый день и женщинам, действительно, некуда деваться.

«Практически каждая женщина, присутствующая здесь, подверглась насилию — либо от сожителя, либо от мужа. У большинства причина нахождения здесь одна: мужчина выгнал с ребенком на улицу, а избиение у них уже как норма. Дополнительная сложность в таких случаях — женщины становятся зависимы от данных отношений. Сейчас, например, у нас проживает женщина, которая возвращалась в центр два раза, и во второй раз приехала уже с огромными синяками», - рассказала директор центра.

Сейчас в центре проживает восемь женщин с детьми, однако требуется намного больше места. По словам Людмилы Драгуновой, для всей Карелии этого очень мало. В центре женщины общаются друг с другом, понимают, что они уже не одни, видят какие-то положительные примеры других. Им помогает психолог. По словам директора центра, часто «все начинается с детства», что тянет за собой и неблагополучный выбор женщины. Если проработать с этой стороны вопроса, найти корни произошедшего, то человек легче справляется с трудностями.

«Им помогает и наш юрист. Многие женщины даже не оформляли пособие, потому что они родили ребенка, а потом просто выживали и было не до этого... Здесь же у них есть крыша над головой, и они спокойно начинают заниматься документами. Юрист помогает с разводами, алиментами, приобретением жилья через маткапитал», - рассказала Людмила Драгунова.

По ее словам, справляться с такими ситуациями женщинам тяжело, особенно в тех случаях, когда домашнее насилие длилось долгое время. Чтобы пострадавшая не возвращалась к «тирану», нужны не месяцы, а даже годы работы. По словам Драгуновой, если мужчина поднял руку единожды — то женщине проще осознать ситуацию и понять, что она не хочет жить с таким человеком, и тогда она, действительно, уходит. Однако когда женщина постоянно подвергается насилию в течение нескольких лет, она настолько привыкает в такому отношению, что уже не понимает, как ей начать новую самостоятельную жизнь, говорит директор центра.

Она рассказала, что в приюте несколько раз происходили «экстренные случаи», когда мужчины, скорее всего от женщин, узнавали где они находятся и приходили в центр. Однако все же большинство жительниц приюта, пострадавших от домашнего насилию, скрываются от сожителей и не хотят афишировать о себе.

По словам Людмилы Драгуновой, тирания не всегда идет со стороны мужа или сожителя, но иногда и со стороны родителей. Так, сейчас в приют приедет жительница одного из населенных пунктов Карелии с двумя детьми, которую никак не принимают ее отец и мать. При этом, как считает директор «Мамы-Дом», многое зависит и от самой женщины.

«Однажды к нам приехала 40-летняя женщина с младенцем. Это второй ребенок, первый у нее уже вырос. У нее не было ни зубной щетки, ни собственных вещей: такое ощущение, что она жила на улице. Однако она также подвергалась домашнему насилию. С этой ситуацией мы, можно сказать, не справились, у нее был алкоголизм. Она жила у нас три месяца, не пила, все было хорошо, мы оформляли документы. Но в итоге женщина ушла из приюта, сорвалась и примерно через три дня нам позвонили инспекторы и рассказали, что нашли ее в алкогольном опьянении на улице, рядом с ней в коляске — некормленный ребенок. Его забрали. Так история и закончилась. Поэтому от самой женщины тоже многое зависит», - рассказала директор центра.

«Выпивал — выгонял с детьми на улицу»

По словам Людмилы Драгуновой, иногда в социальный центр «Мама-Дом» приезжают на один или два дня, а после вновь возвращаются к своему мужу или сожителю. Однажды в приют позвонили из скорой помощи и спросили, можно ли туда привезти девушку. В центре сначала не поняли такого вопроса, ведь это не больница...

«Нам объяснили, что девушку выгнали из дома и она оказалась на улице, догадалась позвонить только в скорую. Ну скорая привезла ее сюда. Она тут ночь переночевала и вновь уехала к любимому, который выгнал ее на улицу со своим собственным ребенком», - рассказала Драгунова.

Как рассказала одна из жительниц центра «Мама-Дом» Алиса (имя изменено), она была в браке со своим мужем три года, у них двое маленьких детей — одному два месяца, а второй постарше. Первые два года все было «нормально», однако потом мужчина попал в «плохую компанию» и начал выпивать.

«Как выпьет — выгоняет нас с детьми на улицу, а нам идти некуда. После этого он каждый раз извиняется и приходится возвращаться, потому что дети болеют и так далее. Последний раз он опять выгнал на улицу и мы узнали про этот социальный центр», - рассказала Алиса.

По ее словам, помимо этого мужчина неоднократно поднимал на нее руки. В полицию она не обращалась. Однако в последний раз, когда муж в очередной раз выгнал ее с детьми на улицу, она отправилась в «Маму-Дом». Сейчас, по словам Алисы, с супругом она не общается и намерена разводиться. Она хочет попробовать купить комнату за счет материнского капитала, юристы ей сказали, что такое возможно.

«С другими деньгами нам помогают, а снимать жилье тяжело. Работать я пока не могу», - добавила девушка.

«Нужно менять семейный кодекс»

Юрист социального центра «Мама-Дом» Александра Корхонен не считает, что те изменения 116-й статьи 2017-го года являются ядром проблемы. По ее мнению, нужно менять не уголовный, а семейный кодекс.

«Я считаю, что у нас проблема не в том, что декриминализировали побои в семейных отношениях, а в другом: почему женщины остаются жить с этими тиранами? Потому что им идти некуда! Я считаю, здесь надо менять семейный кодекс, а не уголовный. Надо делать минимальный размер алиментов. Почему есть минимальный прожиточный минимум, когда государство говорит, что родители обязаны обеспечить детей данной суммой, а минимального размера алиментов нет?», - считает юрист.

По словам специалиста, нередко женщина не уходит от тирана, потому что знает, что даже алименты от него получить будет нелегко: к примеру, он официально нигде не работает, а получает пособие по безработице. Она же будет получать только одну четвертую этого пособия — пару сотен рублей.Поэтому, по мнению юриста, женщинам нужно дать гарантию того, что они могут уходить от мужа-тирана и сами содержать ребенка.

«Сегодня, согласно законодательству, если ребенку меньше трех лет, то мужчина обязан выплачивать бывшей супруге алименты. Однако обычно все на рассмотрение суда и, как правило, на практике взыскивают половину или четверть прожиточного минимума — от трех до шести тысяч рублей. Но этого мало, чтобы прожить. Хорошо, что теперь существуют такие фонды, мы пытаемся их настроить приходить сюда в подобных ситуациях. Но женщины приходят и уходят обратно к этому же тирану. Есть у них какое-то навязчивое мнение, что они никому не нужны...», - добавила Александра Корхонен.

***

Проблему домашнего насилия сейчас обсуждают многие — общественность, известные медийные личности, юристы. Они говорят о «пробелах» законодательства в данном вопросе и незащищенности жертв таких преступлений — чаще всего детей и женщин. Сейчас хотя бы, на это стали обращать внимание и, возможно, это первый шаг к решению важной проблемы. Что будет дальше? Поменяют ли законодательство или изменят ли свое отношение сами «тираны», позволяющие домашнее насилие? Пока ответов нет...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter