Щепки летят: для кого и зачем пилят лес в Карелии
Аналитика

Щепки летят: для кого и зачем пилят лес в Карелии

29 сентября, 11:45Дмитрий АнаньинPhoto: pixabay.com
О проблемах с лесозаготовками в регионе снова вспомнили в Москве

Некогда золотая жила «края лесов» — отрасль лесозаготовок — сегодня по-прежнему переживает не лучшие времена. По данным Карелиястата, за первые шесть месяцев 2019 года сальдированный финансовый результат профильных предприятий республики оказался на 8,6% меньше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Несмотря на то, что прибыль «лесников» превысила 800 млн рублей, в плюс не смогла выйти почти треть из них.

Кроме того, за прошлый год, по данным Минприроды РК, около полусотни лесозаготовительных предприятий региона произвели меньше древесины, нежели годом ранее. В то же время их налоговые поступления в консолидированный бюджет региона выросли более чем наполовину, тогда как объем долгов арендаторов за использование лесов к марту текущего года приблизился к 10 млн рублей.

Что происходит с лесозаготовками в республике? Поддержит ли «лесников» местный бюджет? И кто восстановит некогда пышное «зеленое одеяло» региона?

Хороший потенциал…

Сначала о проблемах. Официальные цифры вроде бы говорят о том, что лесозаготовители в республике потихоньку встают с колен. По данным статистики, объём собственных товаров, работ и услуг в отрасли за минувший август вырос почти на 790 млн рублей, а это на 14,8% больше показателя прошлогоднего августа. Тем не менее, магию чисел способны частично развеять некоторые официальные заявления.

В минувшем апреле Официальный портал карельского правительства со ссылкой на коллег из Минприроды отмечал значительный рост налоговых поступлений от предприятий лесного комплекса в целом. Говорилось и о пяти приоритетных проектах в области освоения лесов, куда вложено 11,4 млрд рублей. Но чиновники признавали: в регионе «остается нерешенным ряд проблем отрасли». Среди них — многострадальные лесозаготовки.

«В республике имеется хороший потенциал для увеличения объема заготовки древесины, однако сегодня действующие мощности целлюлозно-бумажной и плитной промышленности, потребляющие более 4 млн. кубометров хвойных балансов, испытывают дефицит древесного сырья, в объеме около 2 млн. кубометров или 50% от потребности», — отмечалось в сообщении.

Возникший дефицит можно устранить, если полностью освоить расчетную лесосеку, которая передана в аренду, уточняли в Минприроды. Способно помочь и освоение новых лесных участков, говорили специалисты — и тут же признавали, что «данный ресурс ограничен, так как 67% лесного фонда Карелии уже передано в долгосрочную аренду на срок до 49 лет».

Без вины виноватые

Каковы же долги арендаторов-лесозаготовителей? По информации Минприроды РК, «горячая десятка» крупнейших предприятий-должников к марту этого года была должна более 27 млн рублей, в том числе, в федеральный бюджет. Значительная часть недоимки была погашена, однако в целом арендаторы в регионе допускают «нарушения при заключении договоров аренды лесных участков и купли-продажи лесных насаждений». Об этом в сентябре этого года говорилось на совещании в Генпрокуратуре РФ, где, кстати, Карелию вспомнили не единожды.

«Нарушения законодательства повсеместно допускаются и предпринимателями, в том числе реализующими приоритетные инвестиционные проекты в области освоения лесов, — отмечали в надзорном ведомстве. — Ими предоставляются недостоверные сведения об объемах заготовленной древесины, не соблюдаются условия заключенных договоров и соглашений, не выполняются санитарные и противопожарные мероприятия <…> Проведенными проверками вскрыты случаи отставания инвесторов от поквартальных графиков реализации проектов, неполное исполнение ими принятых на себя обязательств при отсутствии должного контроля со стороны заинтересованных органов».

Досталось не только бизнесу. Пресс-служба Генпрокуратуры приводила слова руководителя ведомства Юрия Чайку, который назвал другие «системные» проблемы. И за них несут ответственность уже чиновники, а не частники. Так, цитируем, «вопреки требованиям закона органы исполнительной власти не обладают актуальной информацией о составе и состоянии лесов, несвоевременно утверждают документы лесного планирования». Отсюда — еще более глобальные сложности.

«Низкие темпы постановки земель лесного фонда и особо охраняемых природных территорий на кадастровый учет способствуют их выбытию из собственности Российской Федерации», — резюмировали в Генпрокуратуре.

Взглянем на самые прибыльные компании Карелии, занимающиеся лесозаготовками. Данные выглядят довольно однородно: по данным СПАРК, из предприятий, попавших в «горячую десятку», чья чистая прибыль за 2018 год исчисляется миллионами рублей, лишь два показали отрицательные результаты. Остальные же за год, мягко говоря, заработали — причем чистая прибыль отдельных компаний исчисляется сотнями процентов. Однако отметим, что таблица, приведенная ниже, не может считаться полностью объективной, потому как не учитывает многие особенности ведения бизнеса. Среди таковых — различные налоговые режимы, особенности бюджетного (федерального) и регионального законодательства и пр. Тем не менее, динамика чистой прибыли лесозаготовителей способна сказать о многом.

Сохраним сохраненное

Оставим финансовые тонкости и поговорим о другой проблеме лесопользования, которая давно обсуждается на федеральном уровне, — лесовосстановлении. Шутка ли — федеральный проект «Сохранение лесов» поставил конкретные цели перед регионами. Только «лесники» подчас возвращать исчезнувшее не торопятся. Карелия в число отстающих субъектов не попала. И наблюдаются ли «плюсы»?

Недавно журналисты цитировали министра природных ресурсов и экологии Алексея Щепина, который в июле этого года выступил по теме на заседании правительства РК. Чиновник ссылался на профильный проект «Сохранение лесов» и заявил, что годовой план по искусственному лесовосстановлению был перевыполнен на 19 процентов. А немногим ранее в эфире карельского ТВ звучал осторожный оптимизм:

«На сегодняшний день говорить, что карельская тайга исчезает… Да, она омолаживается, да, на сегодняшний день большое количество у нас молодых насаждений, за которыми необходимо делать уходы <…> На сегодняшний день национальный проект, который широко шагает по стране, в том числе, и Карелии, дает нам возможность не только закупать необходимое количество семян и делать запасы на будущие годы».

Более того, Минприроды отчиталось и о претензионной работе, касающейся «лесовосстановительных мероприятий». В 2018 году за нарушение условий договоров аренды ведомство предъявило 5 претензий об устранении нарушений и заявило 2 иска в суд. А из двух с лишним десятков дел об административных правонарушениях более половины закончилось административными наказаниями — в том числе, штрафами почти на полмиллиона рублей.

О том, какую долю из этого числа удалось с нарушителей вернуть в бюджет, чиновники не сообщили, но и это не самая главная, пусть и не второстепенная деталь. Как известно, любое лесовосстановление — это следствие рубок. Тем более — рубок незаконных. Как раз с последними в Карелии дела обстоят не лучшим образом.

Попустительство и покровительство

В этом смысле регион снова отметился на федеральном уровне: Карелия вместе с Бурятией, Новгородской и Тюменской областями попала в «черный список» регионов, в которых зафиксирован рост объема незаконных рубок.

«Прокурорами выявляются факты нелегальной заготовки древесины, которые нередко совершаются при попустительстве, а иногда и явном покровительстве должностных лиц региональных органов лесного хозяйства, подведомственных им учреждений, в том числе под видом проведения санитарно-оздоровительных мероприятий», — сообщила в сентябре Генпрокуратура РФ.

Ведомство отметило «значительный ущерб» лесному хозяйству — притом, что достоверной информации об объемах незаконно заготовленной древесины нет. «На орехи» досталось и Рослесхозу, который упрекнули в «отсутствии должного внимания» к проблеме. К слову, вкупе с упомянутой платой за пользование лесом.

Другое дело, что на федеральном уровне о происходящем прекрасно знают. Более того, еще в феврале этого года сенатор от Карелии в Совете Федерации Игорь Зубарев исключил «промышленные масштабы» незаконных лесозаготовок в регионе. По его информации, только за прошлый год МВД с Рослесхозом провели более 1000 рейдов, и в 17 фактах нарушений выявили 11 виновных, а из около 200 тысяч рублей выявленного ущерба 160 тысяч вернулось в бюджет в виде штрафов.

«Я разговариваю со специалистами рынка, лесодобытчиками, они говорят, что таможня злобствует, — признался сенатор. — Пока не выяснят, что откуда — каждое бревно не выпускают <…> Вся проблема в контроле».

В то же время многие эксперты утверждают, что лесопользователи теперь внимательно следят за своей работой, так как знают, что малейшая ошибка может привести к серьезным неприятностям. Но кто тогда ответствен за происходящее и как справиться с «черными лесорубами»? Совет Федерации этой проблемой уже занялся вплотную. По словам Игоря Зубарева, в верхней палате парламента создана большая рабочая группа, куда вошли представители лесного комплекса, правоохранители и другие заинтересованные стороны.

«Это вопросы скорее не к Рослесхозу <…> Где остальные ведомства? — рассудил сенатор. — Пусть они встают рядом в тех регионах, где ведется незаконная рубка, и тоже что-то объясняют <…> Работник таможни, начальник департамента, отвечающий за лес, рассказал мне о трудностях, о том, что система ЕГАИС по лесу не состыкована с таможенной системой. О том, что программа не соответствует, и вручную инспектор не успевает <следить>, когда идет огромный объем <…> У нас пока что трудности технического порядка <…> Если от нас что-то потребуется, то изменим законодательство. Если все зависит от межведомственного взаимодействия, то организуем его. В общем, берем на контроль».

К борьбе с «черными» лесорубами активно готовятся и в Минприроды РК. По словам Алексея Щепина, в конце прошлого года чиновники «проработали новый порядок проведения контрольно-надзорных мероприятий». Подразумевается, что контролировать лесозаготовителей начнут с момента подачи лесной декларации. А наблюдать за ними — в течение всего года.

«<…> Мы будем отслеживать исполнение ими мероприятий, подталкивать их к тому, чтобы эти объемы выполнялись, и качество проведения мероприятий на участках, переданных в аренду, росло», — уточнил Щепин.

Докажем обратное

Не будем забывать, что наказание для нарушителей не ограничивается штрафами. В Уголовном кодексе РФ есть отдельная статья, связанная с незаконными порубками. Такая надзорная практика в Карелии пока демонстрирует не самые утешительные результаты. Вероятно, это связано с не только с упомянутым недостатком чиновничьего контроля, но и тем, что подобные факты довольно сложно доказать. Как свидетельствуют итоги работы органов прокуратуры региона, число раскрытых преступлений по профильной статье УК РФ за прошедшие два года составило менее трети от общего числа.

Но положительные примеры все-таки есть. В августе этого года Костомукшский городской суд за незаконную рубку зеленых насаждений отправил начальника отдела лесозаготовительного ООО в колонию на 3 года. Как сообщали в прокуратуре РК, суд установил, что подсудимый использовал служебное положение, с августа 2017 по март 2018 дал указание подрядчику вырубить хвойный лес объемом свыше 700 кубометров на площади более 4 га. В итоге РФ понесла ущерб в 9 с лишним миллионов рублей.

К слову, в ведомстве также вспомнили о еще одном февральском уголовном деле в отношении этого же фигуранта. Выяснилось, что он еще в 2014 году занимался незаконной порубкой древесины. Правда, сумма оказалась гораздо меньше (более 115 тысяч рублей). Да и дело прекратили за истечением срока давности.

***

Судя по всему, из «лесозаготовительных» дебрей Карелия пока выбирается трудно. Однако радует тот факт, что за регионом пристально следят на федеральном уровне. По крайней мере, если верить сделанным заявлениям. Дело вроде бы за малым – «причесать» законодательство и удесятерить контроль. Но кто сможет? Или захочет?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter