Мечта вампира: на свалке Петрозаводска намечается кровавый апокалипсис
Аналитика

Мечта вампира: на свалке Петрозаводска намечается кровавый апокалипсис

28 июля 2019, 11:50Виктория КанивченкоФото: pxhere.com
В июне петрозаводчане обнаружили на мусорном полигоне в Орзеге непереработанные кровавые медицинские отходы. Подозрения пали на подрядчика, утилизирующего мусор из больниц по госконтракту. Увы, за последний год это уже не первый инцидент. Мы решили разобраться, кто и как на грязном деле делает чистую прибыль.

Кровавая свалка

Недавно карельские журналисты вместе с общественниками провели расследование и заявили, что организация «Экофон», которая занимается утилизацией мусора из медучреждений, вывезла на одну из свалок непереработанные и необработанные медицинские отходы. Отметим, что данная информация до сих пор не получила официального подтверждения.

На видео из расследования видно, как оператор вскрывает один из мусорных мешков, якобы только что привезенных «Экофоном», а там лежат пластиковые упаковки со следами крови. Напомним, что предметы, инструменты, материалы и органы, загрязнённые кровью или другими биологическими жидкостями, эпидемиологически опасные, инфицированные, патологоанатомические, операционные отходы и другой опасный медицинский мусор относится к классу «Б». Очевидно, что он может стать угрозой массового заражения животных и людей, поэтому по требованиям СанПина, класс «Б» должен обеззараживаться, видоизменяться и только потом захораниваться/утилизироваться. Сейчас в Карелии этим занимаются подрядчики — победили аукционов, с которыми больницы заключили договор.

Фото:Скриншот выпуска передачи на телеканале ТНТ-Онего

На бирке непереработанной тары с кровью значится: «РСПК Карелия, город Петрозаводск». Возможно, это мусор не с самой станции переливания, а другого медучреждения, куда поставлялась кровь. Другой вопрос: как он сюда попал в таком непростительном виде?

За разъяснениями мы обратились к Республиканской станции переливания крови. Главный врач Ирина Пушкарева рассказала нам, что как и все, учреждение заключает контракты на утилизацию отходов с разными организациями. Раньше они работали с ГУП РК «Медтехника», а до конца этого года у них действует договор с ООО «Экофон», на которое пали подозрения общественников. У Станции жалоб на работу подрядчика на сегодняшний день нет.

«Ежедневно отходы забирают, документы есть, оборудования тоже в принципе достаточно при круглосуточной работе. Мы знакомы с их условиями, были на месте, кое-что подсказали, но чего-то из ряда вон выходящего не увидели. Поэтому продолжаем работать», — рассказали на Станции переливания крови.

Главврач в курсе ситуаций с выбросом непереработанных отходов, но не знает, откуда на полигоне оказалась порция этого мусора. Поэтому сейчас на Станции усиливаются меры контроля за исполнением контракта. Это же поручение дал и Минздрав Карелии.

«Теперь еще будем работать по акту обеззараживания. Мы заключили допсоглашение: подрядчик будет доказывать, что обеззаразил отходы. А вообще это проблема государственной важности, которая тянется уже давно и требует решения», — поясняет Ирина Пушкарева.

«Опытный подрядчик»

По данным системы «СПАРК», основным видом деятельности ООО «Экофон» является обработка и утилизация опасных отходов. «Экофон» зарегистрирован в марте прошлого года на Овечкину Надежду Алексеевну. Что интересно: ещё одна Овечкина, на этот раз Надежда Александровна, с мая 2018 года является гендиректором ООО «Карелдезсервис», которое занимается дезинфекцией, дезинсекцией и дератизацией зданий. Бенефициаром «КДС» выступает первая Овечкина, директор «Экофона». До этого гендиректором организации с 2012 года был Овечкин Олег Сергеевич, который сейчас работает исполнительным директором в «Экофоне» и имеет своё ИП. Отметим, что в Петрозаводском горсуде рассматривается уголовное дело в отношении Овечкина. Несмотря на одну из статей «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов», мужчина продолжает заниматься утилизацией медицинского мусора, только через «Экофон» — опыт-то большой. А ИП Олега Сергеевича с прошлого года внесено в реестр недобросовестных поставщиков.

За полтора года с «Экофоном» было заключено 16 контрактов на общую сумму более 3 млн рублей. Заказчиками являются самые крупные медучреждения Карелии: республиканская больница им. Баранова, перинатальный центр, онкологический диспансер, а также районные больницы других городов. На сегодняшний день в руках организации держится большинство медицинского мусора республики.

Конечно, чтобы прояснить ситуацию в Орзеге, мы обратились и к самому «Экофону». Нам не удалось связаться с гендиректором Надеждой Овечкиной, однако с нами пообщался исполнительный директор Олег Овечкин.

По его словам, видео в сети с кровавыми пробирками и другими медицинскими «расходниками» на полигоне — заказ конкурентов, которые как и «Экофон» занимаются утилизацией отходов.

«На видео так называемые общественники вскрыли несколько пакетов, которые сами же и принесли туда. Им платят, люди работают и вводят граждан в заблуждение. Но мы-то знаем, кому это нужно, и уже побеседовали с ними», — рассказывает Олег Овечкин.

Мужчина уверяет, что их организация и правда вывозит отходы на этот же полигон, но в правильном виде, когда мусор уже не представляет опасности. По его же утверждению, «Экофон» располагает помещением и оборудованием для механического обеззараживания мусора, а также специализированным транспортом. В зависимости от вида отходов они измельчаются или прессуются, затем захораниваются на полигонах ТБО, как в черте города, так и за пределами.

«После обеззараживания это уже обычные отходы производства, поэтому захораниваются со всеми остальными. А мусор с жидкостями организма отправляется на кремацию, у нас заключен договор с ветеринарной станцией на Шуйском шоссе», — рассказывают в «Экофоне».

В ветстанции нашему изданию подтвердили, что на сегодняшний день у них есть договор с этим подрядчиком на кремацию медицинских отходов класса «Б»: в основном, это шприцы и капельницы.

В «Экофоне» считают, что их организацию просто оболгали. Сейчас, по словам Овечкина, они внимательно следят за публикациями в местных СМИ по мусорной теме.

«У нас подготовлен иск в суд за клевету, потому что СМИ публикуют неподтвержденную информацию. Общественники — не надзорные органы, их заявления нужно проверять. Также есть издание, которое занимается заказными расследованиями», — уверен Овечкин.

Чтобы увидеть картину еще с одной стороны, мы выяснили, насколько довольны сотрудничеством с этим исполнителем другие медицинские учреждения. В Республиканском перинатальном центре нам рассказали, что у них был заключен контракт с «Экофоном» на вывоз и утилизацию биологических отходов, но сейчас они отказались от работы с подрядчиком:

«Организация за 2 раза успела вывезти 380 кг отходов. Но документы на сжигание нам до сих не предоставили. У нас нет гарантии, что они кремируются должным образом, а с „Экофоном“ мы больше не работаем», — объяснили в Центре.

На сегодняшний день перинатальный центр заключил разовый договор до конца года с ПМУСП «Мемориал», с которым сотрудничал раньше. Отметим, что в медучреждении есть специальный участок по обращению с медицинскими отходами и установлено оборудование: мусор обеззараживается физическим методом и видоизменяется без привлечения подрядчиков. С ним центр справляется самостоятельно, но когда аукцион по биологическим материалам выиграл «Экофон», выбора не было.

«У нас была проблема — это органические отходы. Ведь нет печи для кремации, мы не можем захоранивать мусор самостоятельно. Поэтому и пошли на этот аукцион. Он объявлялся на 500 тысяч, а „Экофон“ выиграл за 86, за такую сумму даже не покрыть расходы», — рассказывают в перинатальном центре.

Однако Олег Овечкин в разговоре с нашим корреспондентом утверждает, что «Экофон» продолжает работать с перинатальным центром:

«С данным центром мы работаем, вся информация есть в открытом доступе. Контракт находится на исполнении, а необходимые документы передаются заказчику», — уверенно заявляет Овечкин.

Мстительные конкуренты

Что же за конкуренты, о которых говорил Олег Овечкин? Таковых мы нашли немного. Есть ООО «Юнигиф», у которого был только один контракт, связанный с отходами класса «Б»: и то в 2018 году с Медвежьегорской ЦРБ. Стоит отметить, что договор расторгнут по соглашению сторон, судебных тяжб за «Юнигифом» тоже не числится.

Следующий — ООО «Карелия смарт», у которого вообще в видах деятельности нет сбора опасных отходов. Однако за 17-18 года у организации было 4 контракта, которые также были завершены по соглашению сторон, по данным сайта Госзакупок. Информация о судебных делах тоже не найдена.

Еще один коллега по цеху — ГУП РК «Медтехника». В этом году организация не выигрывала аукционы на утилизацию отходов, но за последние 2 года их набралось около 15: большинство уже прекращены по соглашению сторон, некоторые еще выполняются. Судебных разбирательств по мусорной теме не нашлось.

На сегодняшний день самый ближайший конкурент «Экофона» по числу договоров — ООО «Сервис М». Организация существует с конца 15 года, генеральным директором числится Березин Андрей Валерьевич. За год с фирмой было заключено 6 контрактов на сумму около полумиллиона рублей. Среди заказчиков родильный дом им. Гуткина, Городская детская больница и Госпиталь для Ветеранов войн. Если проследить историю недавних аукционов, то «Сервис М» не выигрывал контракты из-за чуть более высокой цены, чем у «Экофона». Буквально несколько тысяч рублей.

«От цены никуда не денешься. Есть сумма, ниже которой не опуститься, если не химичить, конечно. Если отходы не просто выкидывать, а правильно ими заниматься, то себестоимость килограмма никак не занизить. В минус никто работать не будет», — поясняет гендиректор «Сервис М».

Как поясняет Андрей Березин, «Сервис М» имеет дорогое оборудование для температурного обезвреживания медицинских отходов, в том числе биологических. Но их на данный момент таких нет. Обезвреженный мусор отправляется на полигон, в том числе и в Орзегу, где недавно обнаружились непереработанные шприцы, пробирки и капельницы.

«У нас нет проблем на полигоне. „Автоспецтранс“ получает от нас отходы в виде золы. Других просто нет», — рассказывает Березин.

Также подрядчик замечает, что сложная ситуация с недобросовестными исполнителями контрактов сложилась уже давно.

«Думаю, проблему надо решать на законодательном уровне, а виновных находить и жестоко карать. Потому что штраф — это ни о чем. А каждую больницу сложно оборудовать собственными средствами для утилизации», — рассуждает директор «Сервис М».

Можно ли из нашего анализа сделать вывод, что кто-то из ооо-шек затаил обиду на «Экофон» и подкидывает кровавый мусор? Не думаем.

Когда проблема решится

Как мы уже писали, свалка опасных медотходов — не первый и не единственный случай в Петрозаводске. Этой зимой на территории Южной промзоны и в микрорайоне Птицефабрика были обнаружены свалки жёлтых пакетов с отходами класса «Б». По сообщениям местных СМИ, предполагается, что одна из свалок — дело рук фирмы, которая работала на субподряде у ГУП «Медтехника».

В конце мая была обнаружена новая «порция» мусора класса «Б» — снова на Южной промзоны. Позднее отходы были вывезены и утилизированы.

Участившиеся свалки могут представлять серьезную угрозу для Петрозаводска и районов, поэтому в июне премьер-министр Карелии Александр Чепик призвал Минздрав республики справляться с мусором без привлечения сторонних организаций. На момент выхода материала редакция ожидает ответ от Минздрава Карелии. А пока непонятно, сколько еще нужно кровавых свалок или, может быть, болезней петрозаводчан, прежде чем проблема действительно решится.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter