Отчетность и реальная поддержка: успевают ли школьные психологи вовремя помочь детям?

Аналитика
Отчетность и реальная поддержка: успевают ли школьные психологи вовремя помочь детям?
Отчетность и реальная поддержка: успевают ли школьные психологи вовремя помочь детям?
27 октября, 21:15Фото: pixabay.com
После трагедий, случившихся в стенах общеобразовательных учреждений России, все взывают к школьным психологам — мол, спасение в них. Помогите, остановите, не проглядите наших детей. Но как? Зачастую условия работы психолога почти не оставляют ему времени на его работу.

В этом году в российских учебных заведениях произошло сразу несколько трагедий: в Казане школьник убил двух учителей и семерых детей, а в Пермском университете другой юноша застрелил шесть человек. После этих происшествий по стране фиксировали ряды случаев, когда школьники приносили в стены учебных заведений оружие. Как решать вопрос с школьной безопасностью? Помимо охранников и вахтеров многие взывают к психологам, ища спасение в них — ведь школьные специалисты должны замечать какую-то скрытую агрессию в учениках, что поможет предотвратить подобные трагедии. Но насколько это реально в сегодняшних условиях работы психологов? Есть ли у них время на каждого школьника, чтобы заметить какое-то подозрительно поведение? Ни для кого не секрет, что оклад данных специалистов совсем не велик, а работы у них не меньше, чем у педагогов.

Какие обязанности у психолога?

Как рассказала психолог Университетского лицея в Петрозаводске Надежда Федотова, основные должностные обязанности специалиста включают психодиагностику, психокоррекцию, психоконсультирование, психопросвещение и психопрофилактику. Психологи работают не только с самими школьниками, но и с их родителями. Так, периодически специалисты посещают родительские собрания.

«Родительское собрание — это основной метод связи с родителями при психологическом просвещении. Помимо групповых встреч, конечно, есть и встречи индивидуальные. Часто родители сами обращаются за консультацией психолога. Но нередко психолог и сам приглашает родителей для разговора о проблемах ребенка, и о путях их решения», — поделилась Надежда Федотова.

По словам психолога, в школе более актуальной и эффективной является индивидуальная работа с учащимся, но и на классных часах специалисту есть о чем поговорить с детьми.

Помимо этого, психологи консультируют педагогов. Как правило, специалисты дважды в год проводят семинары для учителей на различные темы, касающиеся возрастных особенностей детей. Актуальны также вопросы по разрешению конфликтов. Иногда педагогам оказывается и индивидуальная помощь.

Разные дети, разные проблемы

Школьные психологи работают и с детьми с ОВЗ — для них составляется индивидуальный план работы всех специалистов социально-психологической службы. Психолог работает индивидуально с учащимся и его семьей, проводит диагностику эмоционального состояния, дает рекомендации классному руководителю и педагогам-предметникам.

Кроме того, есть отдельные категории детей и их семей, входящие в так называемую «группу риска» — это малообеспеченные и многодетные семьи, сироты, инвалиды и дети, состоящие на различных учетах (в школе, в инспекции по делам несовершеннолетних и других). Алгоритм работы социально-психологической службы школы с каждой категорией свой, рассказала Надежда Федотова.

«Нередко получается, что ребёнок находится в нескольких категориях одновременно. К такому учащемуся и его семье более пристальное внимание», — сообщила специалист.

С чем сталкиваются дети?

Еще одна из задач школьного психолога — проведение индивидуальных консультаций с детьми. Однако они обычно происходят либо по запросу от самого ребенка, либо после каких-то ситуаций, которые выходят за рамки образовательного процесса (драка с одноклассником, конфликт с учителем, беспричинные слезы на уроке или перемене).

«Взрослый становится инициатором такой консультации. Ребёнку оказывается необходимая помощь и поддержка здесь и сейчас. Чаще всего, ученик и после продолжает обращаться к психологу. Рассказывает одноклассникам, что психолог не осудит, выслушает, поддержит, поможет. Иногда приводит своих друзей или одноклассников для оказания им помощи…. Иногда ребята приходят просто поговорить», — рассказала Надежда Федотова.

По словам психолога, основная проблема, основной запрос от детей — непонимание окружающих.

«Не понимает мама, не понимает учитель, не понимают друзья. Не слышат. „Не могу сдержать себя, не умею, поэтому происходит конфликт, ссора, драка, слезы“ — тоже частая „жалоба“, особенно у подростков», — рассказала специалист.

Школьные психологи также проводят различные диагностики. По словам Надежды Федотовой, существуют плановые психологические диагностики по ФГОС на сформированность универсальных учебных действий, а есть диагностики ситуативные. Например, после драки — чтобы выявить причину такого поведения здесь и сейчас, посмотреть «откуда ноги растут», понять, какое средство коррекционной работы выбрать для конкретного учащегося.

«Психологическая диагностика по ФГОС в школе — это углубленное психолого-педагогическое изучение учащихся на протяжении всего периода обучения. Проводится она для определения универсальных учебных действий и индивидуальных особенностей и склонностей личности, ее потенциальных возможностей, а также для выявления причин нарушений в обучении, развитии, в целом в социальной адаптации», — рассказала Надежда Федотова.

Она добавила, что несколько лет назад появилось и сейчас набирает обороты в стране социально-психологическое тестирование (СПТ) учащихся 7-11 классов. Данная диагностика направлена на выявление рисков аддиктивного поведения подростков. После этого тестирования можно скорректировать программу профилактики в школе, добавила психолог.

А что с отчетностью?

По словам Надежды Федотовой, у школьных психологов, действительно, много отчетности.

«Бумаг много. Это правда. Психолог составляет план работы на учебный год, исходя из плана развития образовательного учреждения, из плана воспитательной работы. По месяцам. По каждому из направлений работы. Всю деятельность педагог-психолог строит согласно плана», — рассказала специалист.

Как рассказала Надежда Федотова, психолог отчитывается перед своим непосредственным руководителем по каждому пункту плана, по каждой из диагностик, которые он проводит. Также специалист знакомит с обязательными рекомендациями для педагогов и родителей. Помимо этого, школьный психолог отчитывается перед управлением образования — по работе с детьми «групп риска», с родителями, по организации и проведению СПТ. Специалист также отвечает на запросы различных субъектов системы профилактики и готовит характеристики на учащихся.

«Чрезмерная отчетность если и не мешает практической деятельности педагога-психолога (и любого другого педагога), то не помогает… это точно», — заключила специалист.

По ее словам, самое сложное в работе школьного психолога — успеть все вовремя. Сделать запланированное, сдать отчеты, вовремя заметить и попробовать решить проблему, вовремя помочь.

Как увидеть скрытую агрессию?

По словам Надежды Федотовой, вообще скрытая агрессия редко присуща учащимся. Чаще всего дети очень открытые и непосредственные.

«Мне, к счастью наверное, не приходилось сталкиваться со скрытой агрессией, которая могла бы развиться во что-то неуправляемое. Злость на учителя, который поругал, обида на маму, которая отобрала телефон за неуд, зависть другу — его выбрали старостой класса. Такое да, бывает. Ребенок раздражен, злится. Но это не скрытая агрессия — это просто неумение выразить свои эмоции. Назвать их словами, проговорить их», — отметила психолог.

По ее словам, необходимо учить ребенка с раннего возраста называть свои чувства, не скрывать и не бояться их.

«Злишься? Скажи об этом. Тебе не нравится? Проговори это. Маме. Учителю. Другу», — сообщила Надежда Федотова.

Чтобы избежать проявления в детях какой-либо агрессии, родителям важно любить и принимать своего ребёнка таким, какой он есть, но при этом прислушиваться к школьным специалистам.

«Не оказывать ребенку медвежью услугу, не замечая проблем, прячась в кокон „это не про меня“… Учителям я бы посоветовала освежить в памяти возрастную психологию, учитывать ее в своей работе с детьми, особенно с подростками. А специалистам в школах — начиная работу с учащимся, всегда принимать его с чистого листа, не опираясь на рассказанные кем-то факты. Это самое простое, что вы можете сделать для ребёнка и в тоже время самое этому ребёнку необходимое», — заключила психолог.

Один на тысячу учеников?

Как рассказала Надежда Федотова, в Университетском лицее обучается 973 ребенка, и там она является единственным психологом. И аналогичная ситуация практически в каждой школе Карелии, да и в России в целом. Как считает уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев, это является проблемой в наших учебных заведениях — психолог не сможет оказать помощь всем учащимся, это невозможно чисто физически.

«Давайте посчитаем, сколько у нас детей приходится на одного школьного психолога. В среднем, от 500 до 1000 человек. Но чтобы психолог мог выявить какие-то сложности и кризисы у ребенка, то, по идее, должен быть отдельный специалист на каждый класс или хотя бы параллель., максимум на 100 человек. Ведь в среднем из этой сотни десять детей точно нуждаются в психологической помощи и сопровождении. Поэтому школьные психологи нужны, их должно быть много, он должен быть в помощь учителю, но это никак не должен быть только один психолог на всю школу. Это нереально», — высказался детский омбудсмен.

«В каждой школе должен быть психолог»

Учителя, а точнее классные руководители, нередко отчасти выполняют роль психолога. Дети приходят с какими-то личными проблемами именно к ним. Как рассказала учитель одного из лицеев Петрозаводска, она является классным руководителем и к ней иногда приходят дети, чтобы поделиться чем-то личным. Педагог старается помочь своими советами, однако иногда все же необходима помощь специалиста.

«Недавно ко мне пришла ученица, которая хотела лечь под поезд. Я, конечно, испугалась, сразу после разговора с ней обратилась к классному руководителю, которая отвела ребенка к психологу. Специалист вызвал родителей. Они все поговорили и обсудили ситуацию. Выяснилось, что у девочки была куча проблем. Думаю, что она будет дальше наблюдаться. Поэтому, я считаю, что в каждой школе должен быть свой психолог, который сможет оказать хоть какую-то поддержку», — рассказала педагог.

При этом, по мнению педагога, сегодня хороших специалистов в школах мало. Как считает учитель, реальная помощь детям оказывается очень редко.

«До этого учебного года я работала в одной из общеобразовательных школ Петрозаводска, и там психолога как такового не было вообще. Официально их было два, но по факту настоящими специалистами они не являлись. Одна сотрудница выполняла работу логопеда, а вторая в учебном заведении практически не присутствовала. Она могла назначить встречи с родителями, занималась справками, но результата ноль, я бы сказала. Как таковой психологической помощи и поддержки не оказывалось», — рассказала учитель.

По мнению педагога, школьный психолог должен общаться с детьми, обращать внимание на девиантное поведение и мягко вмешиваться в ситуацию. Ведь заботиться о ментальном здоровье необходимо с детства, а школьный психолог может заметить какие-то «предрасположенности», считает учитель.

Не решение проблемы?

Уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев согласен, что каждой школе нужны свои психологи. По мнению омбудсмена, специалисты должны сопровождать ребенка, семью и школу постоянно, их должно быть много. Однако психологи, как считает Сараев — не решение вопроса и и не единственный способ предотвращения всех трагедий вроде тех в Казани и Перми. Решение проблемы — государственная политика, направленная на снижение уровня деструктивной агрессивности в обществе в целом. Одно из самых главных, по мнению уполномоченного, — контроль за интернетом.

«У нас стало практически нормой использование насилия. Только посмотрите, что делают взрослые. Даже в новостях одно насилие… Мне кажется, что мы всегда ищем какую-то спасительную таблетку. Психолог — не панацея и не волшебная таблетка, которая вылечит всех от всех заболеваний. Психолог — это подготовленный специалист, который оказывает помощь в случае, если такая помощь требуется. Сейчас все то, что происходит в учебных заведениях — проблема общества. Нужно говорить про системную работу по исправлению ситуации», — отметил уполномоченный.

Более того, по словам Сараева, психологов сегодня категорически не хватает.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter