«Ничего не было, только мусорные баки...»

Аналитика
«Ничего не было, только мусорные баки...»
«Ничего не было, только мусорные баки...»
27 марта 2019, 20:00Екатерина КоломиецФото: Екатерина Коломиец / karelinform.ru
В Петрозаводске мужчина 18 лет жил отшельником в лесной землянке на краю болота. Все это время он провёл в полном одиночестве и практически без всякой помощи, но однажды решился прийти в социальный центр «Истоки», где сейчас и находится. Мы побывали в учреждении, где он рассказал о своей истории и бродяжнической жизни.

Человек богатой биографии и широкой географии

«Отшельника» зовут Петр Павлович Афанасьев, ему 67 лет. Несмотря на то, что мужчина столько лет прожил в полном одиночестве, он сохранил не только трезвый ум, но и хорошую память: он помнит все о своей жизни с невероятной точностью.

Жизнь Петра Павловича абсолютно разная: он работал во многих местах и жил в нескольких регионах нашей страны. Сам он родом из Псковской области, но детство и юность провёл в Карелии. В молодости Петр Павлович окончил один из техникумов Ленинграда, потом проходил службу в армии в Пермском крае. Какое-то время он работал механиком на швейной фабрике «Снежинка» в Петрозаводске. Также в один из периодов жизни трудился в Калининграде на железнодорожном заводе, трактористом на комбинате «Енисей» в Красноярске. Какое-то время Петр Павлович работал в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, в республике Бурятия, в Курской области, Иркутске, Хабаровске, был разнорабочим на базе активного рыболовства в Находке. Кроме того, он трудился в архитектурно-реставрационном предприятии на острове Кижи.

«Хватит, Петр»

Какое-то время Петр Павлович жил в поселке Сяпся. После смерти матери у него остался только отчим, с которым, видимо, не сложились отношения. Тогда мужчина принял решение уйти.

Как рассказал Петр Павлович, он сменил немало рабочих мест. В 94-м году он впервые стал бродяжничать — до 96-го. После этого ушел из Петрозаводска в Пудож пешком.

Там был большой заброшенный дом, я прожил там неделю. После этого встретил одного парня, Иваном его звали. Он ехал на машине и у него возникли какие-то проблемы, я предложил помощь. После этого я попросил взять меня с собой на ферму, сказал, что работать буду. И вот два года я жил у фермера, ловил рыбу, колол дрова... Потом пошел к другому фермеру, пас свиней..., - вспоминает Петр Павлович.

После этого его отправили в другой поселок, где он прожил два года.

Потом я жил плохо... Российская жизнь очень сложная... все сложно, очень сложно, - говорит Петр Павлович. - В 2000-м году я устроился к другому фермеру в поселке Эссойла. Он мне ничего не платил, потом сказал, что мне пора уходить. После этого я останавливался у многих, у одного, второго, третьего. Надоело, я сказал себе: «Все, хватит, Петр, не могу я больше так». Я ушел в лес, ушел от людей. Вырыл себе землянку и стал жить в ней.

Каждый день он вставал в четыре утра и, прежде всего, разводил костёр. Время от времени ходил в магазин – покупал соль, спички, крупы. Как вспоминает Петр Павлович, первый год он жил «нормально».

А потом хлеб и еду искал в мусорных ящиках. И так каждый день, каждый божий день. Дальше переключился на железо: стал искать и сдавать. Честно, тогда я пил, много пил. В 2001 году уехал за город. Жил в лесу, - честно признался он.

После этого Петр Павлович вернулся в Петрозаводск. Стал собирать бутылки, а после этого вновь железо. Иногда помогали чужие люди: кто-то давал 100 рублей, а кто-то даже 500. Но чаще всего случайные прохожие предпочитали не замечать чужого несчастья и обходили отшельника стороной, а встретив в лесу, пугались. Поэтому со временем он стал избегать людей.

В последнее время Петру Павловичу стало приходиться всё труднее и труднее: он обмораживал руки, ноги и шею, стал замечать, что начал разговаривать сам с собой. Полгода назад он нашел брошюру социального центра «Истоки» и узнал, что там помогают людям без определенного места жительства, но сразу прийти за помощью не решился.

Я полгода ждал, чтобы прийти сюда. Не мог решиться. Но после сел в автобус и сказал себе: «Хватит пить, хватит так жить». Больше я не пью, и вот я здесь уже больше месяца. Сейчас я уже успокоился.

«На улице не останется»

Многие годы Петр Павлович жил без документов: терял он их дважды. Как рассказали в социальном центре «Истоки», у «отшельника» изначально был советский паспорт, после чего он его потерял, а восстановил в 93 году. Через год вновь потерял.

Сейчас в «Истоках» занимаются восстановлением документов. Паспорт уже готов, на днях соцработник сделает СНИЛС и медицинский полис, а после этого юрист начнет работу по оформлению пенсии. Для этого необходимо сделать запросы в места, где когда-то работал Петр Павлович, чтобы собрать хоть какой-то стаж для социальных выплат.

Петр Павлович изначально был удивлен, узнав, что ему полагается социальная пенсия. Сам он никаких выплат не получал.

До этого никакой пенсии не было, ничего не было, только мусорные баки..., - рассказал он.

После работы над документами Петра Павловича планируют отправить в социальное учреждение стационарного типа — дом-интернат. Как рассказала специалист отделения социальной адаптации центра «Истоки» Оксана Хмеленко, обычно из центра людей отправляют не в петрозаводский дом престарелых, а в Видлицкий или Партальский дом-интернат.

Обычно, если там сразу нет места, то мы ставим человека на очередь и устраиваем во временный центр. То есть Петр Павлович на улице не останется, - рассказали в «Истоках».

Как поделилась Оксана Хмеленко, Петр Павлович очень благодарен сотрудником центра и постоянно говорит «спасибо». Он уже «отошел» от сложной бродяжнической жизни, сейчас довольно общительный. Сам он нам рассказал, что в комнате живет с соседом, с которым они частенько разговаривают.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter