Пенсионер из Карелии добился отмены приговора за стрельбу в депутата
Аналитика

Пенсионер из Карелии добился отмены приговора за стрельбу в депутата

26 октября, 13:00Дмитрий АнаньинPhoto: Екатерина Коломиец / karelinform.ru
Дело, за которое ветеран труда получил 10 лет колонии, «развалилось» в Верховном суде

Встреча нового года в местном поселковом Доме культуре надолго запомнится жителям поселка Тикша в Муезерском районе Карелии. Тогда обычная пьяная драка закончилась уличной стрельбой, приездом полиции, а значительно позже – обвинительным приговором суда.

Возможно, «праздничные» разборки двухлетней давности прошли бы мимо журналистов, но главными действующими лицами в скандале из глубинки оказались два уважаемых в поселке человека. Причем с абсолютно разным статусом. На скамью подсудимых сел местный пенсионер, ветеран труда Сергей Трофимов, который обвинялся в покушении на убийство… депутата Ледмозерского сельского поселения Валерия Пуршеля.

Среди уголовных статей обвинения были и другие (порча чужого имущества, нанесение легкого вреда здоровью), но большой резонанс вызвала именно попытка убийства. Она же стала ключевым пунктом в решении суда. В конце августа этого года пенсионера приговорили к 10 годам колонии строгого режима.

Местные жители, возмущенные столь суровым наказанием, заступились за односельчанина и направили письмо в Верховный суд Карелии, которому предстояло рассмотреть апелляцию по громкому делу. К просьбе пересмотреть приговор там вряд ли прислушались, но факт остается фактом: на днях коллегия ВС отменила приговор коллег. Процесс в Муезерском районном суде начнется заново.

Что произошло в злополучную ночь? Зачем пенсионер схватился за ружье? Почему первая инстанция определила такое строгое наказание? И можно ли считать его справедливым?

«Земля-воздух»

Согласно приговору (копия имеется в распоряжении редакции), суд посчитал доказанными следующие обстоятельства. Ночью 1 января в поселковом клубе Тикши пьяный Трофимов «вступил в конфликт» со знакомым Пуршелем. После ссоры обвиняемый вернулся домой, взял ружье 12-го калибра, зарядил его патронами с дробью, захватил патронташ и вышел на улицу.

Неподалеку пенсионер встретил «Фольксваген», в котором сидели обидчик с женой, и дважды пальнул по машине с расстояния не более 30 метров. Автомобиль рванулся в сторону клуба, туда же направился и пенсионер, который по дороге снова встретил Пуршеля и «произвел два прицельных выстрела». Дробью зацепило не только депутата, но и его знакомого, который был в десятке метров позади. Затем из ружья прозвучало еще два выстрела, в воздух и в землю рядом с еще одним знакомым депутата, который пытался «пресечь преступные действия».

Как в суде пояснит пенсионер, после этого ружье у него выхватили и сильно побили. Добравшись до дома, Трофимов заснул, а утром в гости нагрянула полиция.

Как гласит приговор, депутат получил слепые ранения головы, плеча, предплечья, кисти и грудной клетки (с гемопневмотораксом). В совокупности – тяжкий вред здоровью. Знакомого Пуршеля ранило в шею и грудь, он отделался легким вредом здоровью. Ущерб, причиненный автомобилю, оценен в 78 с лишним тысяч рублей.

Такую хронологию событий суд восстановил на основании показаний экспертов, а также участников и свидетелей инцидента. Теперь – о подробностях.

Боялся за семью?

Сергей Трофимов в суде изложил свою версию событий. Пенсионер признал вину только по одному эпизоду, со стрельбой по машине, с остальным же не был согласен категорически. По его словам, в поселковый клуб он пришел около 2 часов ночи. Допустил, что вел себя «панибратски», звал людей танцевать, обнимался. Разговаривал с друзьями, когда с разговорами стал приставать знакомый Пуршеля. Слово за слово – получил удар по лицу. Сцепились. К драке подключились Пуршель с другом. Трофимова повалили на землю, били втроем, ногами.

Стычка продолжилась на улице. Драчунов растащили, после чего пенсионер в сердцах заявил: «Поубиваю вас всех!» Но угрозу воплощать в жизнь не собирался. Кое-как и весь в синяках он добрался до дома в полукилометре от клуба. Хотел оказать себе первую помощь, как вдруг в окне увидел подходившего к воротам Пуршеля. Испугавшись за себя и супругу, которая спала дома, мужчина взял на веранде ружье и выскочил на улицу.

Депутат такого оборота событий, видимо, не ожидал, поэтому вернулся в машину с женой за рулем. Пенсионер все же «не выдержал» и дважды пальнул по «Фольксвагену», который рванулся к клубу. Подумав, что обидчик поехал за подмогой, Трофимов двинулся в ту же сторону, чтобы не допустить возможного нападения Пуршеля с друзьями на дом.

На перекрестке пенсионер увидел бегущего к нему депутата и выстрелил в воздух над его головой. Тот не остановился, поэтому потребовался еще выстрел, тоже над головой, с 10-12 метров. Стрелять в депутата обвиняемый не собирался, хотел только напугать и остановить. Но все-таки попал (вероятно, из-за разлета дроби), поскольку Пуршель упал на колено и опустился на четвереньки. А затем медленно направился в сторону клуба.

У места начала собираться толпа. Трофимов в суде подчеркивал: в тот момент, испугавшись, он перезарядил ружье и мог «добить» обидчика, но решил выстрелить в воздух. Умысла убивать не было. Второй и последний выстрел, в землю, прозвучал, чтобы остановить человека из толпы, который бросился навстречу. Дальнейшие события нам известны.

Я натворил дел, - вспомнит в суде жена первые слова Трофимова, который сильно побитым и сильно пьяным пришел домой к 4 часам утра.

Утром полиция забрала пенсионера в отдел, где он, не протрезвев и ничего не соображая, написал явку с повинной. Заодно со злости и во хмелю наговорил правоохранителям лишнего о желании убить обидчика. В суде пенсионер уверял: никого убивать он не собирался, иначе взял бы пулевые патроны. Хотел лишь защититься. Кроме того, Трофимов, как опытный охотник, умел стрелять на поражение. Если бы действительно хотел убить – убил.

Спасал народ?

Депутат Валерий Пуршель в процессе поделился совсем иной версией. По его словам, ссору в клубе начал Трофимов. Потерпевший решил разнять драчунов, но едва не получил от пенсионера по лицу. Пришлось отвечать. Пенсионера вытолкали на улицу, после чего тот сказал Пуршелю, что его застрелит, и отправился домой.

Зная о том, что у Трофимова есть ружье, депутат поспешил за ним, чтобы не допустить пальбы в клубе. Догнать 61-летнего старика он не смог, но 2-3 минуты подождал у калитки дома. Затем сел в «Фольксваген», на котором прилетела перепуганная жена. Как только супруги стали отъезжать – раздался выстрел. Покорежило обшивку, задело заднее стекло машины. Доехав до клуба, Пуршель выскочил из машины и побежал обратно, понимая, что ружья в клубе с толпой народа быть не должно.

Встретив Трофимова, депутат уклонился от первого выстрела в 25-30 метрах и продолжил бежать навстречу. Второй патрон с дробью с расстояния 11-12 метров оказался опаснее. Депутат в суде был уверен: во второй раз Трофимов стрелял прицельно, в грудь.

Раненного Пуршеля на авто подобрала жена и отвезла в тикшинский ФАП, откуда народный избранник попал в больницу Костомукши, где провел примерно 10 дней.

Парадоксы умысла

Мы не будем подробно останавливаться на показаниях многих других свидетелей, тем более что с фактом конфликта и тем более стрельбы никто в суде не спорил. Досудебное следствие и сам процесс затянулись почти на два года. Суд встал на сторону потерпевших, исключил оговор и не принял ни один из многочисленных доводов защиты.

Так, адвокат настаивал на том, у Трофимова не было умысла убивать депутата, но Фемида взяла за основу словесные угрозы, которые подтвердили многие свидетели, а также способ преступления (ружье) и характер причиненных ранений (шея, грудь). Довод защиты о том, что пенсионер мог добить Пуршеля, но этого не сделал, тоже отвергли. Суд посчитал, что стрелок не смог довести дело до конца из-за того, что ему вовремя помешали перезарядить ружье.

Возникли вопросы и по медицинской экспертизе. По мнению адвоката, специалист неверно установил степень вреда здоровью. Определив геопневмоторакс, он обошелся без рентгеновских снимков и сделал вывода по сфабрикованной истории болезни в медкарте Пуршеля. Суд же назвал эту версию защиты «надуманной».

В процессе отмели и превышение пределов необходимой самообороны, сославшись на показания свидетелей, которые заявили, что драку начал пенсионер. Потому «оснований для обороны у Трофимова не имелось», говорится в приговоре.

В основу приговора также легла явка с повинной, которую подсудимый написал после задержания. Довод адвоката о том, что она была написана пьяным человеком (что подтверждается утренней справкой из больницы) оказался слабее показаний свидетелей.

Смягчающими обстоятельствами для пенсионера в обвинении стали состояние здоровья, признание вины и раскаяние, отягчающим – состояние алкогольное опьянения. Итог для Трофимова – 10 лет колонии строгого режима, 100 тысяч рублей компенсации морального вреда и 70,8 тысяч рублей возмещения материального ущерба.

Оценка оценке рознь

Апелляция была лишь вопросом времени. Как вспоминает председатель Межрайонной коллегии адвокатов РК Константин Кибизов, приговор содержит множество противоречий. Например, считать доказательством явку с повинной, которая была написана пьяным человеком, недопустимо.

Получается двоякая позиция: суд признает у Трофимова состояние алкогольного опьянения, а то, что явка была написана в таком состоянии – нет, - говорит адвокат. – Позвольте: фельдшер установил у Трофимова признаки опьянения, и я считаю, что явка с повинной в данном случае просто незаконна.

Второй камень преткновения – степень вреда здоровью. По словам Кибизова, суд допросил эксперта, который сослался на историю болезни пострадавшего. Причем сам медицинский документ в процессе никто так и не увидел.

В материалах уголовного дела ее нет, а эксперт говорит, что он ее видел, - уточняет адвокат. - Тогда покажите мне ее тоже! Суду надо запросить историю болезни, рентгеновские снимки, провести комплексную экспертизу с привлечением врача-рентгенолога, ведь дробина из легкого не изымалась. Об этом я неоднократно просил и следователей. Но в итоге суд останавливается на допросе эксперта.

По словам защитника, Пуршель в суде утверждал, что в костомукшской больнице на лечении в начале января находился безвылазно. При этом 6 января умудрился опубликовать оптимистичное фото из дома со следами ранений.

Как больной с геопневмотораксом, с тяжким вредом здоровью может отдыхать в собственной квартире спустя несколько дней после ранения? – недоумевает Кибизов. – В подтверждение мы представили в суде фотографии потерпевшего из социальных сетей, и я считаю, что это ставит под сомнение результаты проведенной экспертизы и опровергает историю болезни. По моему мнению, Пуршель давал заведомо ложные показания, поскольку в суде категорически отрицал, что покидал больницу.

В апелляции содержатся и другие аргументы, но главный из них – отсутствие умысла в действиях Трофимова, уверен защитник. Суд опирался только на явку с повинной, но почему-то забыл о том, что пенсионер использовал дробь на птицу, а не пули крупного зверя, которые на тот момент также были в доме.

Очевидно, что Трофимов, имея в распоряжении пулевые патроны на крупного зверя, не стал брать их, хотя ими он однозначно застрелил бы Пуршеля насмерть, т.к. они рассчитаны на медведя, а взял патроны на птицу, что свидетельствует о том, что никого убивать он не хотел, - говорится в апелляции. - Застрелить Пуршеля патронами на птицу с нашей точки зрения невозможно, поскольку размеры потерпевшего и птицы, пусть даже крупной, явно не сопоставимы.

Охотовед, которого допрашивали в суде, разумеется, не смог однозначно ответить на вопрос о возможной опасности выстрела дробью, и защита сослалась на информацию из охотничьего справочника о поражающих свойствах дроби. Суд оценки этим обстоятельствам не дал.

Очевидно, что если бы Трофимов стрелял именно в Пуршеля, весь заряд дроби попал бы в него, а не мимо, - рассуждает Кибизов. - И наконец, у Трофимова была реальная возможность убить упавшего на землю Пуршеля, т.к. у Трофимова оставалось еще два патрона, но он этого не сделал.

Удача или закономерность?

Верховный суд Карелии рассмотрел апелляцию 22 августа и отменил приговор коллег. Полного текста решения пока нет даже у адвоката, поэтому можно о его причинах можно только догадываться. Теперь же защита намерена провести новый процесс с участием присяжных, у которых с 1 июня этого года появилось право рассматривать уголовные дела по таким статьям.

Впрочем, Кибизов на этот счет иллюзий не питает, хотя и планирует сделать все, для того чтобы его ходатайство было поддержано. Необходимые документы в суды уже направлены.

Не будем забегать вперед: последнее слово в любом случае остается за Фемидой. Дело направлено на новое рассмотрение, и процесс в ближайшие месяцы начнется с нуля, пусть и по тому же обвинительному заключению.

Но отметим, что недавняя отмена приговора – для карельских судов большая редкость. Во всяком случае, в первой инстанции уголовные дела у нас разваливаются крайне редко.

По данным Управления судебного департамента в РК, в 2016 году общее число «уголовок», оконченных производством в городских и районных судах, составило 2515 штук. А число лиц, которым вынесли оправдательные приговоры, составило 16 человек, или 1% от лиц по оконченным делам.

В 2017 году оправдательных приговоров было почти вдвое меньше. При 2227 уголовных делах, оконченных производством, на свободу отпустили 10 человек, или 0,4%.

Возможно, в этом году такая тенденция продолжится. За первые 6 месяцев этого года районные и городские суды вынесли 782 приговора, из них только 3 – оправдательных.

Справедливости ради добавим, что статистикой Верховного суда Карелии по отмененным или оправдательным приговорам мы пока не располагаем, но, думается, в общей массе подобных решений процент может быть немногим больше.

Поэтому следить за делом тикшинского стрелка будет вдвойне интересно.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter