«Даже не надо быть юристом, чтобы понимать, что это неправомерно»

«Даже не надо быть юристом, чтобы понимать, что это неправомерно»

«Даже не надо быть юристом, чтобы понимать, что это неправомерно»
Аналитика

25 июня 2018, 14:23
Екатерина Коломиец
Фото: moe-online.ru
К нам в редакцию обратилась жительница Петрозаводска, которая вложила деньги в помещение для собственного бизнеса, но в итоге не может им пользоваться. Она уверена, что с ней обошлись несправедливо и незаконно. Однако горожанка намерена бороться до конца…

Жительница карельской столицы Светлана Багамаева решила открыть сеть прачечных самообслуживания и под эти цели купила помещение в здании на проспекте Александра Невского. По СаНПиНу подвальное помещение жилого дома может использоваться для размещения подобных предприятий. Предпринимательница, чтобы подключить коммуникации, воду и электричество, обратилась за согласованием к другим жильцам.

Люди выступили против. После неудачных попыток объяснить, что прачечная ничем не навредит жильцам, Светлане пришлось обращаться в суд. Однако председатель товарищества собственников недвижимости, жительница этого же дома, обратилась с ответным иском в суд на Светлану и попросила признать договор купли-продажи помещения недействительным, а права петрозаводчанки на этот объект – отсутствующими. Из-за этого производство по иску самой Светланы был приостановлено.

Суд, как рассказала Светлана, частично удовлетворил иск: договор недействительным не признали, однако прав распоряжаться этим помещением у женщины теперь нет. Решение петрозаводского городского суда было обжаловано в Верховном суде Карелии, однако его оставили без изменений, и оно уже вступило в силу.

Во время судебного заседания председатель ТСН ссылалась на наличие в помещении технического и инженерного оборудования, предназначенного для обслуживания нужд всего дома. Поэтому, по ее мнению, этот объект является общим имуществом многоквартирного дома. Суд также признал подвал общедомовым — такой вывод был сделан после проведенной экспертизы. Однако защитники Светланы считают, что проведенная экспертиза не отвечает критерию объективности.

Человек, который называет себя экспертом, должен все-таки обладать специальными познаниями и квалификацией, а сама экспертиза должна проводиться на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности. В нашем же случае, лицо, которому суд поручил проведение экспертизы, мотивировало свои выводы тем, что он все знает из личного опыта. Но это, конечно, недопустимо, – поясняет адвокат. – Фактически мы говорим о безосновательном лишении физического лица гарантированного конституцией права собственности. Багамаева купила помещение по договору, который не был признан судом недействительным, однако суд произвольно лишил ее права собственности.

С 90-х годов собственником этого помещения была мэрия. Потом оно было включено в программу приватизации и на торгах было продано физическому лицу. Он, в свою очередь, продал подвал Светлане.

Получается, что ни прошлый владелец, ни Администрация, ни Светлана не могли знать, что данное помещение якобы с давних времен использовалось для обеспечения всего дома, - рассказал адвокат петрозаводчанки. Стоит отметить, что с 2000 года данное помещение использовалось как самостоятельный объект и сдавалось Администрацией в аренду под склад непродовольственных товаров, однако жильцы никаких претензий ранее не выдвигали, в суды не обращались.

Кроме покупки помещения, Светлана вложилась в ремонт и оборудование для прачечной.

Для меня это большая сумма. Я взяла взаймы, продала все, даже квартиру, чтобы вложиться в бизнес. В 2014 году я зарегистрировала компанию, в 2015 стала осуществлять деятельность, через год приобрела помещение. И вот произошла такая ситуация. Сейчас, получается, я даже без собственного жилья. Меня это очень расстроило, эмоционально тяжело принять это все. Еще и не продать помещение, не сдать в аренду. 1 мая председатель ТСН мне перерубила кабель электроэнергии и я даже не могу пользоваться офисом. Вот в этом заключается несовершенство нашей правоприменительной системы. Тут даже не надо быть юристом, чтобы понимать, что это не правомерно, - делится Светлана.

По словам адвоката женщины, самой главной проблемой является то, что Светлана лишилась права собственности на это помещение, оставаясь его фактическим обладателем. С другой стороны, жильцы дома не имеют правовых оснований фактически завладеть помещением, даже обратившись в суд, по причине пропуска срока исковой давности. По словам правозащитника Светланы, председатель ТСН, которая инициировала судебную тяжбу, изначально выбрала неверный способ защиты права.

Данное помещение не находилось в ее владении, оно находилось во владении собственника – Светланы. Она его купила, она им владела, ключи были у нее, она его использовала. Ранее помещение использовала Администрация, являющаяся правопредшественником Светланы. И с правовой точки зрения, если человек не владеет имуществом, на которое имеет претензии, он не может просто так заявить требование о признании права на него отсутствующим. Он должен истребовать помещение с чужого незаконного владения, - рассказал адвокат.

По его словам, суд поставил Светлану в чудовищное с точки зрения ее прав положение: женщина не может вернуть за помещение деньги, которые заплатила по договору купли-продажи. В обычной ситуации вернуть средства можно при признании сделки недействительной. Но здесь, как поясняет адвокат, договор купли-продажи признан действительным. Получить деньги, исходя из неосновательного обогащения продавца – прошлого владельца – также невозможно, потому что была совершена сделка. Также есть такая статья в гражданском кодексе, как «Ответственность продавца в случае изъятия товара у покупателя». При изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований. По словам правозащитника, на первый взгляд, данная конструкция применима в этой ситуации. Однако здесь помещение не изъято. Поэтому деньги просто невозможно получить обратно.

Нам для этого необходима помощь, в том числе СМИ. Если на этот вопиющий случай будет обращено внимание общественности, каких-то правозащитных организаций, юристов, уполномоченного по правам предпринимателей, то на нашу кассационную жалобу, которую мы будем подавать, обязательно обратят внимание, - пояснил адвокат Светланы.

Подобные судебные разбирательства в Петрозаводске уже были, однако экспертиза не всегда признавала аналогичные помещения общедомовыми. Поэтому и в исках зачастую отказывали. Однако в ситуации Светланы все сложилось по-другому. По мнению адвоката, это может быть связано с тем, что ранее в этом доме другое помещение, принадлежащее Администрации Петрозаводска, было признано общедомовым имуществом. Тогда представители мэрии не пришли в суд, ничего не оспаривали, поэтому решение о признании права собственников жильцами на данное помещение было вынесено заочно. И если бы суд отказал в иске к Светлане, то вышла бы парадоксальная ситуация: одно помещение было признано общедомовым, а второе – нет. В одном и том же доме. Возможно, суд исходил из этого при вынесении решения, а не из закона. Но это, как говорит правозащитник, совсем недопустимо.

Единственная возможность что-то изменить, по мнению адвоката – обжаловать уже вступившее в силу решение в кассационном порядке, в том числе в Верховном суде Российской Федерации.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter