«Тебе просто может не хватить 15 минут, чтобы кому-то помочь»
Аналитика

«Тебе просто может не хватить 15 минут, чтобы кому-то помочь»

24 октября, 11:37Виктория КанивченкоPhoto: Виктория Канивченко
«Внимание! Розыск!» - несколько раз в неделю такие сообщения появляются на стене группы поисково-спасательного отряда «Доброспас». Для многих людей этот отряд – чуть ли не последняя надежда на поиски пропавшего человека.

Мы поговорили с Алексеем Глушковым, руководителем и создателем отряда и узнали, почему хотят быть в отряде многие, а вступают единицы, сколько потерявшихся не удается найти и, почему пропавшим детям не всегда нужна помощь.

Поиск, как состояние души

«Доброспас» - это поисково-спасательный отряд, созданный на территории Карелии. Официально организация существует всего 3 года, однако первые поиски начались еще 10 лет назад.

Здесь нет сотрудников, это добровольческая организация, которая не приносит прибыли. Никаких средств за поиск не берут - только если человек сам захотел оказать финансовую помощь. Алексей Глушков - опытный рекламщик, только этим он и зарабатывает на свою жизнь и существование отряда:

– У нас никто ничего не получает, только тратит. «Доброспас» не попадает ни под какие гранты, чтобы закупить оборудование. Потому что для государственных структур не особо важно, что новый прибор или средство передвижения поможет спасти на пару человек больше. Мы всё приобретаем на мои деньги. И есть волонтёры со своими лодками, квадроциклами, снегоходами.

Когда пропадает человек, у людей сразу же появляется желание чем-нибудь помочь, вступить в отряд и совершать благородные поступки. Но, когда приходит осознание, что придется идти на поиски в любое время суток, при плохой погоде, в собственный выходной или тещин юбилей, то, конечно, задумываются, а надо ли им это. Поэтому большая часть отдаляется, чтобы подумать и помогать через социальные сети, делать репосты и разово участвовать в поисках. Командир «Доброспаса» считает волонтёрами всех, кто состоит в группе Вконтакте (участников больше 41 000 человек). А доброволец – это состояние души, при котором человек в любое время суток отправится на поиски. Таких в отряде, конечно, меньше – около 30 человек.

«Доброспас» не заменяет полицию, только помогает. У отряда подписано соглашение о сотрудничестве с Министром МВД Карелии и со Следственным комитетом. Некоторые заявления сразу направляются в Доброспас, например, по утрате родственно-дружеских связей.

– Все что связано с поисками и розысками на земле, полиция выполняет на 100% оперативно и ответственно, - поясняет командир «Доброспаса». Мы являемся только дополнением, связующим звеном для волонтеров и органов. Если есть потребность, к нам всегда обращаются за помощью. Но когда происходят события с криминальным началом, то мы работаем по правилу «не навреди»: не спугнуть, не затоптать улики, чтобы не помешать расследованию.

Кого ищут?

Все пропавшие разделяются в «Доброспасе» на две группы: оперативные поиски (когда нужно прямо сейчас отправляться прочесывать лес или город) и утраченные родственно-дружеские связи (когда люди могут искать близких годами). Запрос на оперативные случаи поступает примерно один раз в неделю, процент найденных близится к 100. Как показывает практика, не находят иногда только тела рыбаков. На родственно-дружеские поиски поступает 1-2 заявки за день, из них не находится около 10%:

– Все участники группы в социальной сети ВКонтакте постоянно каким-то образом пересекаются по всей Карелии, - рассказывает Алексей Глушков. - Поэтому иногда поиски проходят очень быстро: 5 братьев и сестёр, которых раскидал детский дом, 20 лет друг друга искали и за 2 часа нашлись у нас.

В категорию «оперативных» попадают грибники и пожилые люди, как правило, с потерей памяти и координации:

– Бывает, что пенсионер в 70 лет имеет проблемы с памятью, но очень шустрый - вспоминает Алексей. - Он за 2 дня умудрился добраться из Орзеги до Машезеро. Вот этому пенсионеру нужна была наша срочная помощь. А подросткам, которые регулярно сбегают из дома, нужна не наша помощь. Их не нужно искать, и спасать их надо не от того, что они потерялись. Знаю историю мальчика, который за месяц семь раз ушел из дома. Вот он и другие «гулены» нуждаются не в «Доброспасе», а в психологах и педагогах.

Нередко для оперативных поисков даже не нужно личное присутствие отряда. Например, этим летом Алексею Глушкову удалось найти потерявшихся в лесу только с помощью компьютера:

– Пропали грибники под Орзегой. Родственники сообщили в МЧС и мне. Так как люди ушли в лес с телефонами, то я запустил обычную программу, которая постоянно дозванивается до абонента. Сначала они были вне зоны действия сети, но через 20 минут программа до них дозвонилась - по счастливой случайности потерявшиеся попали в зону действия вышки, сами об этом не подозревая. Я им сказал стоять на месте и передал информацию поисковой группе Карельского поисково-спасательного отряда (КарПСС), они их вывели. Мне даже не пришлось никуда выезжать.

Каково это - искать заведомо мёртвых?

«Доброспас», в основном, ищет живых людей, которым нужна помощь. Но бывают и случаи, когда человека уже не спасти, поэтому ищут тело. Очень мало желающих идти искать трупы, а тем более, если это трупы социально-неблагополучных людей:

– В прошлом году нужно было найти в лесу труп бомжа, - вспоминает Глушков. - На поиски нас собралось всего 4 человека. Конечно, на поиски ребёнка пойдут гораздо больше людей, чем на поиски бомжа. Это сухие цифры, поэтому мы можем лишь констатировать факт, что для общей массы населения одна жизнь важнее другой. Для меня нет никакой разницы, какого человека искать.

Около 4-5 лет назад в Петрозаводске потерялся 80-летний мужчина, заслуженный работник полиции, у которого с возрастом появились проблемы с памятью. Он вместе с сыном возвращался домой из магазина. Сын у дома оставил папу подождать в машине, пока сам относил пакеты с покупками. Пенсионер вышел из машины и больше не вернулся.

К поиску были привлечены волонтёры, телевидение, МЧС, полиция - безуспешно. Мужчина долгое время бродил по городу, позднее его нашли мертвым в лесной полосе на Древлянке.

Уже потом сын рассказывал, что люди звонили ему, рассказывали о странном старике, что он ходил по городу и даже к кому-то обращался за помощью. Никто не вызывал полицию или скорую:

– Люди не знали, как правильно реагировать, - вспоминает Алексей. - Мы постоянно торопимся жить и не хотим вмешиваться в мероприятия, где придется что-то объяснять, общаться с гос.службами. Но разве 5 минут опоздания важнее человеческой жизни? Видите неадекватного идущего человека или ребенка одного поздно вечером - спросите, всё ли в порядке, не нужна ли помощь. Часто мы проходим мимо лежащего на улице человека и думаем: «Да ладно, людей много, поможет кто-нибудь. Наверное, пьяница какой-то!». А что, у пьяного не может сердце остановиться? Если не умеете определять состояние, вызывайте скорую.

Подготовка к поискам

Чтобы не потеряться в лесу, волонтеры всегда идут на поиски группами, где есть навигатор и связь. У отряда нет потребности в глобальной подготовке перед поисками, проводятся только инструктажи: например, как идут поисковые группы в городе, по каким квадратам разбиваются, как обходят дома, чердаки, подвалы, подъезды. Но если появится необходимость, то пригласят и нужного специалиста:

– К огромному счастью, в Карелии нет проблем больших регионов. Например, у нас очень редкие случаи исчезновения детей, особенно криминальных. И нет такого объема поисков, когда в день пропадают десятки человек.

«Доброспас» не нуждается и в штатных психологах. Но если у кого-то из членов отряда в процессе работы появятся проблемы, то Алексей направит их к знакомым психологам. Чтобы не стать бесчувственным, нужно работать только в рамках задач, то есть - искать человека, считает Алексей. Тяжело приходится на детских поисках, особенно, когда у поисковиков есть свои дети.

Но не вовлекаться в процесс просто не получится, потому что люди не сталкиваются с такими тяжелыми вещами постоянно, как полицейские, например. Их большой опыт позволяет им проще относиться к подобным ситуациям. У большинства участников отряда такого опыта нет. Бывает, кто-то приходит на свои первые поиски и больше не возвращается:

– Вовлечение тех, кто ищет, основывается на сопереживании, - уверен командир «Доброспаса». - Они начинают переживать, волнуются, нервничают - это замечательно, значит, вовлекаются. Если этого нет, то волонтёр исчезает. Я участвую в каждых поисках, поэтому уже пережил эмоциональное выгорание. С ним я справился самостоятельно. Сейчас я сам себе психолог.

Чаще всего психологическая помощь нужна не в отряде, а родственникам пропавших, которых надо успокоить:

Иногда нужно немножко сыграть в психолога. По опыту уже знаю: важно говорить с человеком понятными словами и уверенно. Тут нет никакой психологической подготовки, это чисто общечеловеческие знания. Я умею доходчиво объяснить положение дел и успокоить, если нужно. Важны только факты, без лишних эмоций. Такие простые и честные ответы успокаивают лучше, чем хитрые психологические конструкции.

Существует распространённое мнение, что успешность поиска человека повышается, если его начать искать в первые часы. Однако все мы слышали про 3 суток, которые нужно ждать, прежде чем куда-то заявлять о пропаже человека. Алексей Глушков в ответ на это приводит пример, рассказанный замечательных розыскником, оперуполномоченным МВД Петрозаводска Василием Егоровым:

– Представьте, что вы варите что-то на кухне, периодически поглядывая в окно – во дворе гуляет ваш ребенок. Вдруг вы видите, как подъезжает машина, оттуда выбегают люди, затаскивают в машину вашего ребёнка и быстро уезжают. Вы же не будете ждать 3 суток, чтобы обратиться в полицию, верно? А теперь представьте всё то же самое, только вы отвернулись и не увидели, как похитили ребёнка. Поймите, если вы звоните ребёнку, он вне связи и обычно не уходит со двора без предупреждения, то нужно сразу обращаться в полицию. Не надо ждать эти безумные 3 суток, это давно неактуально.

«В результате потеряли жизнь»

Осень – счастливая пора грибников и ягодников. Чтобы поход за грибами не превратился в поисковую операцию, в первую очередь надо подумать, так ли важно идти в лес. Ни в коем случае не отпускать пожилого человека в лес одного, лучше найти компанию. Во-вторых, объяснить человеку, чтобы он шел только в знакомые ему места. Покажите карту местности, обозначьте опорные точки и линейные координаты: например, речки, овраги или вырубку ЛЭП. Чтобы в случае потери координатов человек понимал – куда он вышел в лесу и что дальше делать.

Посмотрите прогноз погоды. Пусть бабушка или дедушка возьмут с собой телефон, еду, питьё и спички. К сожалению, нарушение таких элементарных правил часто приводит к печальному исходу:

– Пару лет назад в Лососинном пожилая пара ушла за грибами, - вспоминает Глушков. Вышли они только через 5 дней. У мужчины были проблемы с почками, из-за долгой ночевки на земле в лесу у него появились осложнения, и он умер в больнице. Эти люди нарушили все правила: никому не сказали, что пошли в лес, не взяли еды, спичек, навигатор и даже телефон. «Почему вы не взяли телефон?» - «Чтобы не потерять в лесу». А в результате потеряли жизнь.

Но всем известные правила безопасности нарушают и молодые люди. Не так давно командира «Доброспаса» привлекали к поиску мужчины, утонувшего на Киваче. После осмотра водопада стало ясно, что бесполезно заниматься подводным поиском: огромное течение, водовороты, никакие приборы там работать не будут. Позднее тело мужчины нашли. Но Алексей уверен, что большинство подобных трагедий можно избежать, если самому себя беречь:

– В такой ситуации люди стремятся обвинить кого угодно, но не свои неразумные поступки. На Киваче есть ограждения, просто невозможно оградить весь Кивач. Люди идут в зоны без ограждений ради фото или чего-то еще на свой страх и риск. Не нужно нарушать правила, они ведут к печальным последствиям. Все равно что фотографироваться на краю крыши и обвинять в падении низкие ограждения.

Хорошая новость в том, что люди стали больше задумываться о собственной безопасности, когда уходят в лес. Командир «Доброспаса» считает, что ситуация улучшается благодаря доступной информации и методической работе. Его слова подтверждает и статистика: за этот год практически никто не терялся в лесной зоне Петрозаводска, а если терялись, то выходили из леса без помощи поисковиков. Но к сожалению, не все поиски заканчиваются удачно:

– Самый больной момент в нашей работе - это осознание, что на оперативных поисках ты можешь чего-то не успеть. Когда тебе просто может не хватить каких-то 15 минут, чтобы кому-то помочь.

Предотвратить проблему легче, чем её решить, тем более, если соблюдать несложные правила.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter