Опасность для экологии или развитие экономики: нужны ли Карелии карьеры
Аналитика

Опасность для экологии или развитие экономики: нужны ли Карелии карьеры

23 ноября 2019, 12:07Екатерина КоломиецPhoto: pixabay.com
В Карелии обсуждается экоситуация в Сегеже, жители винят в гибели птиц местное предприятие. Параллельно некоторые обеспокоены другими производствами, которые могут нести вред, - в том числе карьерами. Мы решили выяснить, чем опасна и полезна такая деятельность, а также в целом обсудили проблемы горнодобывающей сферы.

Где и что добывают в Карелии

Как рассказал заместитель директора института геологии КарНЦ РАН Виталий Шеков, горная промышленность Карелии сейчас занимает важную позицию в структуре промышленности. К примеру, в 2017 году было отгружено готовой продукции – окатышей на сумму 60 млрд 54 млн рублей и прочих полезных ископаемых на 11 млрд 249 млн рублей.

По данным министерства природных ресурсов и экологии республики, сегодня на территории Карелии пользование участками недр местного значения, предоставлено по 325 лицензиям: больше всего — на песок, ПГС (112) и на щебень (109), еще 90 – блоки, 10 – торф, по одной на сапропель и глину, остальные 2 – щебень-блоки. 68 предприятий разрабатывают месторождения, остальные недропользователи осуществляют геологическое изучение и проектирование горных производств, либо приостановили деятельность по освоению месторождений. Как правило, это связано с консервацией, приостановкой права пользования недрами или банкротством фирмы. Сейчас в республике 33 компании добывают строительный камень для производства щебня, еще 20 — для производства блоков. Карьеры есть в каждом районе Карелии, большая их часть сконцентрирована в центре региона и в Приладожье.

Согласно информации Минприроды, после динамичного развития горнодобывающей отрасли в 2009-2013 годах, с 2014 года в Карелии из-за «влияния кризиса» и значительного увеличения стоимости перевозки щебня железнодорожным транспортом снизились объемы выпуска продукции, финансовые показатели. Из-за этого некоторые предприятия были вынуждены остановить производство. Ситуация улучшилась после введения лицензирования на импорт щебня и других мер: началось восстановление объемов. В этом году после двухгодичной остановки возобновило работу предприятие по производству щебня в Муезерском районе, снова ведется разработка месторождения строительного камня в Сегежском районе. Также в 2019 году после простоя возобновилась добыча блочного камня на двух месторождениях в Кондопожском и Сортавальском районах. Помимо этого, в текущем году вовлечено в освоение 10 новых месторождений песка и песчано-гравийного материала.

По данным специалистов, наиболее востребованными материалами в Карелии являются щебень и песок, которые используются при строительстве дорог и в домостроении. Не менее востребован и блочный камень, для изготовления памятников и облицовочных плит.

В Минприроды также добавили, что стоимость ввода карьеров в эксплуатацию зависит от того, что и в каких объемах там будут добывать. К примеру, чтобы создать щебеночное производство, сегодня необходимо порядка 1 млрд рублей инвестиций.

Что остается после?

В соответствии с законом «О недрах», как пояснил представитель института геологии КарНЦ РАН Виталий Шеков, в России существуют достаточно жесткие требования к рекультивации карьеров. После того, как заканчиваются все работы, территория должна быть приведена в состояние, в котором она будет пригодна для дальнейшего использования. По словам специалистов, все сегодняшние заброшенные карьеры — это результат переходного периода, когда компании приходили в Карелию, начинали что-то добывать и разорялись.

«Однако и при этом зарастает все мгновенно», - рассказал Шеков.

В региональном Минприроды подтвердили, что любым проектом карьера предусмотрено проведение восстановления нарушенных горными работами земель по окончанию освоения месторождения участка. Обычно рекультивация осуществляется путем лесопосадки или созданием водоема. Иногда же проводится временная консервация объекта с целью его дальнейшего использования.

Почему люди против?

Жители Карелии периодически выступают против карьеров, которые, по их мнению, ничем хорошим для окружающей среды не обернутся. Ярким примером может стать «Сунский бор». Несколько лет назад компания «Сатур Нордстрой» получила разрешение на вырубку леса и разработку песчаного карьера в деревне Суна Кондопожского района. Местные жители выступили категорически против такой затеи. Они заявили, что бор является их любимым местом отдыха. Также, по словам местных жителей, на территории, где планировали возводить карьер, были обнаружены краснокнижные растения — редкие виды мха и лишайника. Однако предприниматели утверждали, что разработка карьера осуществляется в соответствии с законом.

Конфликт между жителями деревни и компанией «Сатурн Нордстрой» продолжался в течение нескольких лет, а летом 2016 года обернулся тем, что граждане поставили палаточный лагерь и не давали технике рубить лес на месте предполагавшегося карьера. Ситуация оставалась неподвижной на протяжение нескольких месяцев. Позже в нее вмешался тогда еще врио главы Карелии Артур Парфенчиков — предприниматели прекратили разработку карьера.

Сунский бор — самый скандальный, но не единственный пример. Нередко жители Карелии недовольны разработкой карьеров из-за «уничтожения» участков леса или другой территории. Также они задаются вопросами о возможном влиянии таких производств на окружающую среду и здоровье людей...

Опасны ли карьеры?

Как рассказали в карельском Минприроды, периодически в ведомство поступают обращения от граждан, проживающих вблизи карьеров. Большинство вопросов касается эксплуатации автодорог, по которым перевозят добытый камень и продукцию. Однако нередко местные жители обеспокоены и состоянием окружающей среды в населенных пунктах, находящихся в непосредственной близости от карьеров. После таких жалоб министерство и другие надзорные органы проводят соответствующие проверки.

По словам замдиректора института геологии КарНЦ РАН по научной работе Виталия Шекова, у нашего соседа - Финляндии, работа в промышленности строительных материалов «организована изумительно». Геологи и экологи этой страны не раз оценивали влияние деятельности камнедобывающего предприятия на окружающую среду. Их вывод категоричен:

«Влияние карьера строительного камня на окружающую среду заканчивается на границах карьера. Если говорить о месторождениях, на которых добывается камень, то с этой точки зрения они абсолютно безвредны. Там нет значительного пылеобразования, немного больше пыли образуется на щебеночных предприятиях, где идёт дополнительное дробление, но и здесь уже применяются эффективные методы пылеподавления», - рассказал специалист.

Как добавил Виталий Шеков, опасность для экологии и населения представляют только предприятия, где в производственном цикле используются какие-либо химические соединения, которые при разного рода нарушениях в технологических цепочках могут попадать в атмосферу.

«На месторождении по добыче блоков всё гораздо проще — камень взрывают только щадящими методами, где появление пыли минимально. При взрывах обычно используют взрывчатые вещества с нулевым балансом, и это означает, что все выгорает полностью — в результате не образуется вредных газов», - отметил эксперт.

По его словам, горнодобывающие предприятия, производящие строительные материалы, не могут быть опасными по умолчанию. Если же говорить о самом производстве — то некая опасность здесь присутствует — взрывные работы, наличие крупной горнодобывающей техники – одним словом «опасное производство». Конечно, как считает Виталий Шеков, все зависит от той технологии, которую используют при работе. При этом, в Карелии были смертельные случаи во время работы на карьерах. Но это, в большей степени, следствие нарушения правил работ на таком предприятии.

Взрывы, применяемые для извлечения горной массы, не представляют опасности для населения, считает специалист. По закону карьеры, где добывают камень для производства щебня, должны находиться не ближе 500 метров от населенных пунктах. Для блочных карьеров щадящее взрывание и вовсе снимает эту проблему.

«Взрыв будет слышен, но окна дрожать не должны. При этом взрывы не каждый день, о них жителей близлежащих деревень и поселков могут извещать, угроз в этом плане нет. И с точки зрения экологии и организации я не вижу здесь каких-то проблем. Выбросов нет, если нет нарушений добычных технологий. Если же они есть (например, сливают масло в реку или что-то подобное), конечно, нужно обращаться в надзорные органы. Государство накажет нарушителей. Однако обычно профессионалы, занимающиеся горным делом, такого не допускают. Только если авария какая-то...», - добавил специалист.

«Ничего не развивается»

По мнению Виталия Шекова, карьеры не несут вреда населению и экологии. Более того, как считает эксперт, эту сферу в нашей республике стоит развивать как можно больше, потому что «богатство» региона, его ресурсы позволяют это делать.

«Именно поэтому в Финляндии сегодня в разном режиме (круглогодично или периодически) разрабатывается несколько тысяч малых и больших карьеров строительного камня. В Норвегии – более трех тысяч. И такой подход очень хорошо оптимизирует экономику строительной отрасли. Однако в нашей стране есть ряд проблем», - ометил специалист.

По словам Шекова, большинство компаний, добывающих в Карелии полезные ископаемые, являются не местными — в основном это фирмы из Москвы или Санкт-Петербурга. Как рассказал эксперт, многие компании «оптимизируют свои налоги», что является совсем невыгодным для республики.

«Приходит компания, берет лицензию, начинает строить карьер. За счет чего может жить местное поселение? За счет налога на прибыль, НДФЛ, НДПИ. Работает на карьере горняк, получает выплаты согласно уровню МРОТ, а остальное — в конверте. Конечно, речь не идет о всех предприятиях, но такие факты есть. То есть с этой серой части никаких налогов не платится. Идем дальше... Обычно добычей занимается дочерняя фирма какой-то крупной компании. В итоге «дочка» продает все добытое головной компании по себестоимости или даже дешевле. Получается, прибыли нет, одни убытки. Соответственно, налог на прибыль платить не надо. Остаются 4 – 4,5 процента — налога на добычу полезного ископаемого, который идет в бюджет республики. В итоге местным властям почти ничего не достается. Конечно, для региона это не выгодно», - пояснил замдиректора Института геологии. «Необходимо в большей степени учитывать опыт соседей и, в первую очередь, Финляндии».

По словам Шекова, отрасль по добыче общераспространенных материалов сегодня невыгодна из-за действующего законодательства в республике, которое полностью копирует федеральное. Если сравнивать ситуацию с соседней Финляндией, то там развивать эту область намного проще. Так, там горные породы для производства щебня или блока не считаются полезными ископаемыми и совсем не подпадают под действие горного кодекса. Если геологи нашли какой-то участок, пригодный для добычи строительных материалов, то владелец земли (в Финляндии во многих случаях это частное лицо или муниципалитет, в России это всегда – государство) никогда не упустит своей выгоды. Поэтому инвесторы ищут владельца земли и договариваются с ним. Обычно хозяин идет навстречу бизнесу, потому что он просто сдает в аренду землю, а за каждый куб ископаемого, который будет продан, получит оговоренную сумму (ренту).

Кроме того, все процессы лицензирования проходят намного быстрее, чем в нашей стране. К примеру, разрешение на разработку карьера строительных материалов получается в течение двух или трех месяцев, у нас — 2-3 лет.

В России даже разработка маленького карьера по добыче песчано-гравийной смеси требует выполнения всех процедур, как и для большого карьера. По словам Шекова, все попытки геологов и горняков упростить требования законодательства в Карелии ни к чему не привели.

Как считает эксперт, развивать сферу можно и нужно, однако для этого необходима «добрая воля властей».

«В начале 2000-х я был большим оптимистом и не понимал, почему не развивается эта отрасль в Карелии, у нас же такие богатства... Мы даже считали, что, если подойти с умом, то за счет этой отрасли мы бы могли формировать четверть бюджета Карелии. Сейчас я понял, что это никому не нужно, сегодня нужна только управляемость, чтобы из Москвы всех держать на коротком поводке (вертикаль власти). Ведь за счет развития горнодобывающей промышленности Карелии, особенно востребованных в центральных областях России высокопрочных строительных материалов, республика станет богаче, почувствует себя независимой. А кому нужна независимая республика, да еще и с положительным балансом? Те, кто находится у власти, особенно у центральной, категорически не заинтересованы в том, чтобы у нас что-то здесь развивалось. Надо сказать, что они добились своего: у нас ничего не развивается. Точнее, если развивается, то не благодаря, а вопреки...», - высказался специалист.

Следствием этого является то, что в России широко используется импортный камень, а не добытый в нашей стране. Это гораздо выгоднее… для перекупщиков.

***

Карьеры по добыче общераспространенных материалов, по мнению специалистов, значительного вреда окружающей среде не несут. В некоторой степени мы можем видеть только влияние этих производств на ландшафты. Куда больше могут быть опасны те промышленные предприятия, которые в своих технологических циклах используют или получают какие-то химические компоненты при производстве своей продукции. К ним можно отнести все ЦБК, в большой степени АО «Карельский окатыш» и другие, считают эксперты. Даже мебельные комбинаты используют смолы и прочие вредные вещества. Хотя, на таких предприятиях сейчас, с ужесточением требований, активно борются с загрязнением — устанавливают специальные фильтры, улучшают технологии переработки и т.д.

«Горные же предприятия по добыче строительных материалов, как правило, в нашей республике не связаны с переработкой», - заключил Виталий Шеков.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter