Бьет – не любит: участилось ли домашнее насилие в период самоизоляции в Карелии

Аналитика
Бьет – не любит: участилось ли домашнее насилие в период самоизоляции в Карелии
Бьет – не любит: участилось ли домашнее насилие в период самоизоляции в Карелии
23 мая 2020, 18:21Фото: Медиахолдинг1Mi
Несмотря на не изменившуюся статистику МВД многие стали говорить о росте случаев бытового насилия в период режима самоизоляции. Некоторые женщины, оставаясь с «тираном» наедине, больше не могут терпеть и бегут за помощью. Однако бежать-то и нельзя: карантин. Поговорили со специалистами и обсудили ситуацию в Карелии.

Несмотря на не изменившуюся статистику МВД многие стали говорить о росте случаев домашнего насилия в период режима самоизоляции. Некоторые женщины, оставаясь с «тираном» наедине, не могут больше терпеть и бегут за помощью. Однако бежать-то и нельзя – карантин же. Поговорили со специалистами и обсудили ситуацию в Карелии.

Что говорит статистика?

Внимание общественности к теме домашнего насилия значительно увеличилось в период пандемии коронавируса и режима самоизоляции. Так, в начале мая российский уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова рассказала, что количество обращений о подобных правонарушениях во время эпидемии выросло в 2,5 раза. Согласно данным некоторых НКО, в марте таких сообщений было 6054, а в апреле поступило более 13 тысяч.

Еще до этого, в конце апреля, несколько российских депутатов обратились к зампредседателя правительства РФ Татьяне Голиковой, разработав законопроект о борьбе с бытовым насилием. Народные избранники сообщили о значительном росте жалоб на подобные правонарушения после введения режима самоизоляции. Депутаты предложили увеличить число убежищ для жертв домашнего насилия и отменить для них ответственность за нарушения ограничений. В итоге Голикова попросила несколько ведомств (МВД, Минздрав, Минтруд, Минкомсвязи и Роспечать) изучить информацию о росте домашнего насилия на самоизоляции и проработать введение мер по борьбе с ним.

Однако в МВД России опровергли информацию о росте подобных случаев в семейно-бытовой сфере. Как ранее сообщало ведомство федеральным СМИ, число таких правонарушений даже снизилось. По данным правоохранителей, в целом по стране за прошлый квартал текущего года было зарегистрировано на 13 процентов меньше случаев домашнего насилия, чем в прошлом году. В общей массе преступлений побои в семье составили 1,4 процента. Если рассматривать последние месяцы, то в марте 2020 года в МВД РФ зафиксировали свыше 13 тысяч подобных правонарушений, что на 6,5 процента меньше, чем в марте 2019 года. В апреле же зарегистрировали 7,7 тысяч случаев домашнего насилия, что на 23,4 процента меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Рост случаев домашнего насилия опровергла и статистика карельского МВД. По данным ведомства, с 23 марта по 20 апреля 2020 года количество преступлений, совершенных в быту, а именно в квартирах либо частных домах граждан, сократилось на 28 процентов в сравнении с аналогичным периодом прошлого года: с 32 до 23. Кроме того, не изменилась и структура «бытовой» преступности. Основную долю в упомянутом количестве преступлений составляют угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, таких было 15 (в 2019 году – 17). Далее следуют четыре факта умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (в 2019 году – 3) и один факт причинения вреда здоровью средней тяжести (столько же в 2019 году). Как и в прошлом году, полиция зафиксировала один факт нанесения побоев.

Страх остаться?

Данные МВД – только зафиксированные факты. Но ведь есть множество случаев, когда жертвы просто напросто молчат о произошедшем. Как считает уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев, сейчас сложно определить, есть ли рост или спад совершения подобных преступлений. Находясь в режиме изоляции, жертвам крайне сложно обратиться куда-либо за помощью, ведь они находятся в постоянном контакте с агрессором.

«Возможно, жертва не может уединиться для того, чтобы совершить тот же звонок. Скорее всего, происходит следующее: жертва заявляет на агрессора, приезжает полиция, проводит какую-то беседу, выписывает штраф или возбуждает дело и уезжает. Жертва остается с агрессором один на один, ее не защитили и не изолировали. Не важно, будь то женщина, ребенок или другой член семьи<…>. Я, как специалист с опытом работы с различными семьями, могут допустить, что в условиях ограниченного пространства количество конфликтов всегда увеличивается», - рассказал Геннадий Сараев.

О росте случаев домашнего насилия заявила директор карельского благотворительного фонда и приюта для оказавшихся в трудной ситуации женщин с детьми «Мама-Дом» Людмила Драгунова. По ее словам, это подтверждают обращения в приют жительниц республики, которые бегут от своих мужчин. Женщины приходят в фонд с синяками и не скрывают то, что их избивали.

Как рассказала директор фонда, случаи домашнего насилия были всегда, но сейчас они стали явными, о них узнали. Если раньше женщины что-то умалчивали, то сейчас терпеть они просто не могут. Жертвы бытового насилия ищут спасения и обращаются в такие приюты, как «Мама-Дом». Сейчас фонд не закрыт на карантин, потому что это невозможно сделать, поделилась Людмила Драгунова. По ее словам, обращений очень много. Да и большенству женщинам уже нельзя оставаться наедине с «тираном», потому что практически все обратившиеся за помощью имеют какие-то телесные повреждения. При этом, конечно, в связи с эпидемиологической ситуацией соблюдаются все необходимые условия и меры.

«Сейчас такие случаи очень участились, к нам за помощью обращаются многие женщины. При этом от насилия страдают не только девушки, но и дети, - поделилась Людмила Драгунова. - Когда женщины с детьми приходят к нам, сначала мы даем им время на реабилитацию, чтобы они успокоились и пришли в себя. Здесь пострадавшие начинают понимать, что терпеть такое отношение мужчины нельзя и нужно что-то делать. Мы им помогаем восстановиться, решить различные вопросы – юридические, психологические и другие».

В какой-то момент практически все обратившиеся за помощью женщины хотят вернуться к тому тирану. По словам директора фонда, после «шокового» состояния девушки начинают винить себя в произошедшем. Одной из причин такого поведения является и давление общества.

В приют приезжают не только жительницы Петрозаводска, но и нуждающиеся в помощи из районов Карелии. Сейчас добраться из других населенных пунктов в столицу республики сложно из-за отмены всех автобусов. Поэтому в совсем безвыходных случаях (когда нет возможности дождаться окончания карантинных мер) представители фонда помогают.

Каковы причины?

Как рассказала психолог соццентра «Мама-Дом» Оксана Целищева, случаев домашнего насилия было много всегда - просто статистика ведется плохо, полиция не может фиксировать те же обращения в приюты… По словам специалиста, существует так называемый «цикл насилия»: сначала наступает фаза назревания конфликта, потом сам инцидент. Следом идет период «медового месяца», когда мужчина якобы раскаивается и становится более доброжелательным, проявляя любовь и заботу и обещая исправиться. Однако после этого ситуация вновь повторяется. Как поделилась психолог, по некоторым данным, в среднем, только на 13-й такой круг женщина понимает, что нужно обращаться за помощью. Более того, каждая фаза может длиться различное количество времени – днями, неделями, месяцами…

По словам психолога, в период пандемии коронавируса режим самоизоляции давит на психику любого человека, даже самого сильного. Сейчас ограничивается воля людей: лишний раз нельзя выйти из дома, угрожают штрафами и другими санкциями. Такое ограничение свободы человека и нарастающее напряжение и может быть одной из причин роста случаев домашнего насилия, считает Оксана Целищева.

«У многих людей начинают вылезать самые неожиданные поведенческие реакции, о которых они даже не задумывались. Что касается пар, то до самоизоляции они друг друга целыми днями почти не видели – каждый на работе, в своем кругу общения. Сейчас же срывы могут возникнуть и у семьи, в которой никогда не было серьезных конфликтов. Что уж говорить про те пары, где присутствует бытовое насилие. Раньше женщина могла терпеть и внушать себе, что мужчина уйдет на работу и успокоится. Сейчас же все остаются дома, поэтому у нее начинает проявляться самозащита. Она понимает, что сейчас уже надо бежать», - поделилась психолог.

Как пояснила специалист, часто насилие со стороны мужчины – это последствие воспитания или его личной неудовлетворенности. Дело только в нем, а не в поступках жертв. Особенно сейчас, когда он должен сидеть дома, и, возможно, лишился какого-то заработка. Кроме того, может быть, его самого воспитывали путем насилия или он был свидетелем подобного правонарушения в семье. При этом, по словам психолога, обычно такие мужчины делятся на два «лагеря»: те, кто никогда не будет поднимать руку, потому что знает что это, и те, кто хочет воспитывать детей также, как воспитывали их.

Причиной женского терпения насилия, считает психолог, может быть ее позиция жертвы. Это также зависит от воспитания, отношения и любви к себе.

«Существуют некоторые психологические аспекты, которые родители упускают при воспитании девушки, из-за чего она вырастает с этим синдромом жертвы. В то же время мужчина может жить в такой же семье. И вот они встретились, у одного есть предрасположенность быть агрессором, а у другой – жертвой», - пояснила специалист.

Более того, многие женщины долго терпят домашнее насилие, потому что являются экономически зависимыми от мужчины и идти им некуда. Как рассказала Оксана Целищева, почти все женщины, которые обращаются в приют «Мама-Дом», не имеют крова и собственных средств.

«Помню один успешный случай – пришла девушка с маленьким ребенком. Мужчина употреблял психотропные вещества и у него, естественно, были галлюцинации и так далее. Она не работала, муж никуда из дома не отпускал, поэтому женщина даже не могла получить детских пособий. Наш юрист помогал ей с оформлением всех необходимых документов для назначения выплат. Также решали все другие проблемы», - рассказала психолог.

Страдают и дети?

От домашнего насилия зачастую страдают не только женщины, но и другие члены семей. В частности, дети. Как рассказал детский омбудсмен Геннадий Сараев, любое насилие выражено в семьях с более низким уровнем доходов и образования, а также там, где злоупотребляют алкоголем. По словам уполномоченного, обычно родители с высоким уровнем образования и культуры могут решать конфликты путем переговоров и договоренностей. Где нет таких навыков конструктивного разрешения ситуации, первое, что могут делать родители в отношении детей – либо крик, либо удар.

«Сегодня наблюдается крайне узкий уровень педагогической компетентности родителей. А в условиях, когда семьи оказываются в ситуации необходимого постоянного общения, эти недостатки становятся явными. Часто родители не знают и не понимают, как правильно общаться с детьми», - пояснил Геннадий Сараев.

Даже если ребенок сам не подвергается насилию, а становится свидетелем такого правонарушения в семье, то эффект будет равнозначный, рассказала психолог Оксана Целищева. Любой свидетель домашнего насилия (и физического, и психологического) испытывает тот же самый стресс, что и сама жертва.

«Ребенка могут не ударить и не оскорбить, как его маму, но то, что он это увидел – эффект равносильный. Ребенок – такая же жертва в этой ситуации», - пояснила специалист.

***

Проблема домашнего насилия все еще остается глобальной и, несомненно, на нее нужно обращать внимание. Особенно вопрос актуален во время введенного режима самоизоляции, когда жертвы таких преступлений буквально заперты в одной квартире с тираном. Как считает психолог Оксана Целищева, предотвратить бытовое насилие во время карантина можно, однако этого должны захотеть оба партнера. Так, на самоизоляции семьям нужно не постоянно сидеть в одной комнате, а пытаться занять себя чем-нибудь. Важна самозанятость, которая даст личное пространство каждому.

«Помните, что, в первую очередь, у вас есть вы сами. Мы с собой рождаемся, с собой умираем. Это прекрасно, что у нас есть кто-то. Но всегда необходимо ставить свои границы. Если они стерты, то один человек начинает доминировать настолько, что он поглощает второго как личность. И личность становится совсем слабой, поэтому и начинаются различные виды насилия», - заключила психолог.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter