Что происходит с минимальной зарплатой в Карелии? Часть 2

Что происходит с минимальной зарплатой в Карелии? Часть 2
Аналитика

19 февраля 2018, 14:01
Дмитрий Ананьин
Photo: www.firestock.ru
На прошлой неделе мы начали разговор о повышении минимальных зарплат (МЗП) в Карелии и подробно разобрали изменения, которые коснулись наемных работников коммерческих предприятий. Неоднозначная ситуация сложилась и в бюджетной сфере.

Повышение минимальных зарплат бюджетникам в республике по времени практически совпало с решением Конституционного суда РФ по «северным» и МРОТ, что создало дополнительные сложности. Как появились новые минимумы для работников государственных и муниципальных учреждений? Справится ли с индексацией региональный бюджет? И почему новые зарплаты провоцируют рост напряженности в трудовых коллективах? Подробности ниже.

Всем поровну?

С 1 января 2018 года новый размер МЗП для всех карельских бюджетников установлен в 10 000 рублей. Такое обязательство закреплено в трехстороннем Соглашении между Профсоюзами, работодателями и правительством республики о минимальной заработной плате, которое было подписано в октябре прошлого года.

В конце августа 2017 года бывший министр социальной защиты, труда и занятости РК Ольга Соколова отмечала, что стороны «достигли согласования» и пришли к единой цифре. В свою очередь, председатель КРО профсоюзов работников госучреждений Ирина Титова говорила о «нищенских зарплатах» и недоумевала, почему стороны ушли от так называемого «районирования».

– Были предложения сделать расчеты по трем районам (как в случае с региональным прожиточным минимумом по северной, южной и остальной части Карелии. – прим. ред.), - объяснила Соколова. - В итоге мы приняли решение, что это все-таки будет единая цифра. Во-первых, это минимум, который может быть выше. Во-вторых, проведя внутренний анализ, мы увидели очень большую дифференциацию в отношении тех категорий работников, по которым эти решения будут значимыми. Третий момент: мы все-таки сегодня используем концептуальный подход для повышения заработной платы «указным» категориям (по «майским» указам президента РФ. – прим. ред.). И у нас сегодня в качестве критерия оценки, т.е. соотношения со средней заработной платой по субъекту РФ, используется единая цифра.

Думается, о других и более важных причинах унификации экс-министр тогда промолчала, поэтому здесь требуются пояснения.

Впереди паровоза

По действующему трудовому законодательству начисленная зарплата работника не может быть меньше федерального МРОТ, который на тот момент составлял 7800 рублей. Осенью прошлого года уже были ясны намерения российского правительства с 1 января повысить эту планку до 9489 рублей, а затем и вовсе сравнять МРОТ с прожиточным минимумом. Потому карельские 10 000 рублей позволяли говорить о каком-никаком, но все-таки росте минимальных зарплат. То есть, республика, используя право устанавливать свой, более высокий размер МЗП, работала «на опережение».

Поскольку для федерального центра прожиточный минимум (ПМ) для трудоспособного населения является опорной точкой, то и вводить районирование в Карелии вроде бы нецелесообразно. Региональный ПМ уже разбит на 3 группы в зависимости от территории и учитывает северные надбавки с районными коэффициентами.

Тем не менее, устанавливать МЗП бюджетникам на уровне прожиточного минимума в республике тогда было нельзя: бюджет бы не справился с такой дополнительной нагрузкой. К тому же, о том, что федеральный МРОТ сравняется с ПМ уже с мая 2018 года, на тот момент точно известно не было.

В этом смысле на руку властям сыграло решение Конституционного суда РФ, который, напомним, в декабре прошлого года пояснил, что «северные» в МРОТ не включаются. Теперь о дифференциации можно было говорить прямо, без привязки к прожиточному минимуму, потому что размеры надбавок в Карелии и так варьируются по географическому принципу.

Сегодня, по словам начальника Управления труда и занятости РК Натальи Кушнеровой, для северных районов минимальная зарплата бюджетникам составляет 22000 рублей, для южных районов – 16500 рублей, для остальной части республики – 18000 рублей. Как мы рассказывали, для выработки минимума работник должен выполнять ряд условий: выполнять полную норму труда, иметь 100-процентный размер северной надбавки, иметь трудовой договор и т.д.

Разыскиваются миллиарды

Так или иначе, решение Конституционного суда сыграло с властями по-своему злую шутку. С официальным признанием «северных» пришлось срочно пересчитывать и количество бюджетников, попадающих под повышение, и финансовую потребность бюджета на выполнение условий Соглашения. Новые цифры прозвучали недавно на профильном «правительственном часе» в карельском парламенте: по информации министра финансов РК Елены Антошиной, на повышение МЗП до 10 000 рублей республике нужно приблизительно 2 млрд рублей. Индексация же коснется около 20 000 штатных работников.

– По среднесписочной численности потребность составляет 1,2 млрд рублей, - уточнила Антошина. - Если говорить с учетом коэффициента совмещения (у нас где-то приблизительно 1,3), то среднесписочная численность работников в республике составляет 15 000 человек, штатная - 20 000 человек. Соответственно, сумма потребности увеличивается, и в своем обращении в правительство РФ, в Минфин России мы обозначили реальную сумму потребности – порядка 2 млрд рублей.

Еще 2 млрд рублей, по словам Антошиной, могут потребоваться на так называемую «дифференциацию зарплат» в системе оплаты труда в бюджетных учреждениях.

Большие надежды ведомство возлагает на финансовую помощь федерального центра. Около 260 млн рублей на зарплаты в январе и феврале этого года нашлись в региональной казне, но столь крупный объем средств регион найдет вряд ли. Хотя свои деньги тоже ищутся.

Как на встрече отметил спикер ЗС РК Элиссан Шандалович, Карелия «приветствует поддержку работников, проживающих в условиях Крайнего Севера, однако также видит существенные риски в реформировании базовых параметров системы оплаты труда». По его мнению, помочь республике могут новые подходы по реализации параметров модельного бюджета и правила реструктуризации бюджетных кредитов. Также власти планируют увеличить лимиты льготного кредитования для малого бизнеса и пересмотреть тарифы на электроэнергию для северных территорий.

Суд передумал

Тем временем, бюджетники, до недавних пор получавшие не больше МРОТа, стали бомбардировать суды исками о компенсации недополученных за прошлые годы денег. Так, пресс-служба карельского Союза организаций профсоюзов сообщила, что в Сегежском районе заявления направили более 200 работников детских садов, и по пяти исковым заявлениям были приняты положительные решения. А в Лоухском районе суд пошел навстречу сотруднице школы и взыскал с учреждения 92 000 рублей, обязав истицу заплатить НДФЛ с требуемой суммы.

– Для бюджета Сегежского района сумма общего взыскания может оказаться непомерной, - отметили в пресс-службе. - Между тем, о ложащихся на районные бюджеты непомерных денежных нагрузках профсоюзы Карелии предупреждали еще в 2015 году. Координационный совет Сегежского района три года назад обратился к главе правительства Карелии и депутатам Законодательного собрания с открытым письмом, в котором говорилось, что массовые обращения в суды повлекут за собой новые дополнительные расходы бюджета на судебные издержки и выплаты.

Возможно, поэтому суды в последнее время поменяли свою позицию. Как рассказали нам некоторые работники из районов, теперь служители Фемиды иски принимать отказываются. А руководство учреждений настойчиво просит с обращениями повременить. Более того, тех, кто успел суды выиграть, могут обязать деньги вернуть по решениям судов вышестоящих инстанций. Об этом, кстати, на «правительственном часе» сообщила и депутат ЗС РК Анна Лопаткина. В Управлении труда и занятости РК ситуацию объясняют так.

– В решении Конституционного суда сказано четко: пересмотру подлежат дела четырех граждан, которые обратились в суд за отстаиванием своих прав по вопросам невыплаты или неполной выплаты заработной платы, - пояснила на встрече руководитель ведомства Елена Фролова. - Что касается остальных возможных исковых заявлений, в решении Конституционного суда по этому поводу информации нет. В соответствии с федеральным законом, если в данном постановлении не прописаны сроки или порядок, то оно, по моему мнению, распространяется на правоотношения, возникшие с 7 декабря 2017 года (когда КС РФ вынес свое решение. – прим. ред.).

По словам Фроловой, «сейчас все работают в ситуации принятии решений судами различной инстанции, идет наработка судебной практики», при этом работодатель волен так же требовать соблюдения своих прав, как и работник.

«Ситуация тяжелая, но регулируемая»

Но разве бюджетники виноваты в том, что стали заложниками законодательной путаницы? Технический персонал (а именно его затрагивает повышение МЗП) тоже достоин справедливой зарплаты, считает председатель КРО работников народного образования и науки Евгения Макарова, называя индексацию «великой победой». Другое дело, что к судебным искам, по ее мнению, стоит относиться объективно.

– Сегодня я всем говорю: не факт, что те, кто обратился до 7 декабря, выиграют, - рассуждает руководитель профсоюза. – Здесь не должно быть заблуждения. Мы понимаем, что работникам недоплачивали, но решение Конституционного суда не содержит прямого указания. Надо быть реалистами: ситуация тяжелая, но регулируемая. Мы против массовых обращений в суд, это действительно ударит по бюджету. Конечно, с 7 декабря 2017 года работодатель обязан произвести перерасчет, но до этой даты надо в каждой ситуации смотреть отдельно.

Решение по МРОТу и «северным» спровоцировало и внутренние конфликты. Доля технического персонала в карельском образовании велика: по информации Макаровой, в детсадах он составляет две трети от общей численности работников (если не выведен за штат), в школах – треть. И в трудовых коллективах наметилось серьезное расслоение, даже зреют обиды.

– В системе оплаты труда в сфере образования уже давно сформировалась диспропорция, которая сегодня только усилилась, - поясняет Макарова. – Скажем, учитель и уборщик служебных помещений, при условии, что первый работает на одну ставку по норме в 18 часов, будут получать одинаковую зарплату. Учитель не должен брать нагрузку, скажем, в 30 часов, и хочет работать качественно. Но тогда он ничего не получит, и это людей злит.

Выход из тупика есть, уверены профсоюзы. По их мнению, необходимо пересмотреть в структуре заработной платы соотношение ставки (оклада), компенсационных и, самое главное, стимулирующих выплат. И необходимыми полномочиями наделено руководство образовательных учреждений.

– В отрасли был крен: 40% средств фонда оплаты труда шло на стимулирование и почти столько же – на ставку, - уточняет глава профсоюза. Это в корне неправильный подход: 70% фонда должно идти на постоянную составляющую.

Такая работа в республике ведется, пусть и «очень медленно», добавляет Макарова. К примеру, в Пудожском районе уже пересматриваются положения об оплате труда. На контакт также идут директора бюджетных учреждений в других муниципальных образованиях.

Помимо этого, готовится изменения на федеральном уровне, которые, в том числе, внесут ясность в понятие МРОТ и, как надеются профсоюзы, восстановят справедливость.

***

Пока карельские власти ищут деньги на индексацию минимальных зарплат, а бюджетникам приходится бегать по судам и решать внутренние проблемы, Москва решила поставить жирную запятую в путанице с МРОТ. Напомним, с 1 мая этого года он будет равен прожиточному минимуму для трудоспособного населения и составит 11 163 рубля: соответствующий документ на днях принят Госдумой РФ в окончательном чтении. Стало быть, региональное Соглашение о МЗП утратит свою силу, поскольку будет противоречить закону. С учетом региональных «северных» в 40-80% десятки тысяч бюджетников ожидает очередной и весьма существенный рост зарплат, если только учреждения не пойдут на сокращения ставок и окладов. И в таких условиях республике придется вдвойне уповать на адекватность федеральных чиновников и законодателей.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter