Смерть от зажигалки: есть ли сниффинг в Карелии
Аналитика

Смерть от зажигалки: есть ли сниффинг в Карелии

17 ноября 2019, 12:11Дмитрий АнаньинФото: https://pixabay.com
Чем опасна новая «наркотическая» зараза

В России среди детей и подростков стремительно распространяется новый и смертельно опасный вид токсикомании – «сниффинг» (от англ. «to sniff» - нюхать, вдыхать). По официальным данным, за последние годы число ребят, погибших (!) от нового «увлечения», выросло втрое, и эксперты опасаются, что такая динамика в будущем может усугубиться. Во многом причина этому – доступность средств, которые используются, чтобы достичь нужного эффекта.

Добралась ли зараза до Карелии? Знают ли о ней взрослые? Чем опасен сниффинг? И как республика борется с этим явлением?

Информации мало не бывает

Тревогу уже бьют на федеральном уровне. В конце сентября в Общественной палате РФ прошли общественные слушания, на которых сниффинг препарировали со всех сторон. Карелию представляла помощник руководителя комиссии Общественной палаты РК по вопросам здравоохранения, формирования здорового образа жизни, охраны окружающей среды, заведующая Центром медико-социальной профилактики «Клиника, дружественная к молодёжи» Городской детской больницы Петрозаводска Светлана КРЫЛУСОВА.

По ее словам, первым о проблеме открыто заговорил Следственный комитет РФ. Ведомство приводило жуткую статистику: если в 2016 году в России от сниффинга погибли (!) 65 детей, а в 2017 – 75, то в 2018 году зафиксировано уже 154 смертельных случая. И это только официальные данные. Потому в Следкоме не надеются, что тенденция изменится в лучшую сторону: зажигалки или баллоны для их заправки (или для туристических горелок), в отличие от сигарет, сегодня пока может купить любой ребенок.

- Есть и «скрытая» статистика, которая не учитывается, - уточняет Светлана Крылусова. - Если российское законодательство запрещает продажу несовершеннолетним (до 18 лет) продажу табачных изделий, то зажигалки и баллоны для них продаются свободно. Поэтому существуют большие риски для детей 6-9 лет, хотя основная масса – это 10-15-летние ребята.

Почему же об этой проблеме мало говорят? Где педагогическая общественность и законодатели? По мнению заведующей, возможно, причина может крыться в отсутствии той же статистики. Да и в целом, информации о сниффинге у взрослых пока крайне мало. Сложно подобрать и инструменты, которые позволили бы работать с детьми, не «рекламируя» эту заразу.

- Если неправильно рассказать детям про этот феномен, то кто даст гарантию, что они не заинтересуются и не полезут в Интернет искать соответствующую информацию? – рассуждает заведующая. – Я в одной соцсети нашла группу с 23 тысячами подписчиков. Там сами ребята рассказывают о своих «приходах».

Ничего себе зависимость

Между тем, получаемый эффект сходен с тем, что наблюдается при удушении, отмечают врачи. Газ (пропан, изобутан) вытесняет кислород из крови, возникает кислородное голодание головного мозга, что в дальнейшем пагубно сказывается на умственных способностях. Эксперты заверяют: вдыхание бытовых газов вызывает, в первую очередь, психологическую зависимость, которая считается одной из самых тяжелых форм и может остаться на всю жизнь. Если удастся остаться в живых.

- Это патологическая зависимость, которая вызывает хроническое заболевание мозга, сниффинг буквально «съедает» мозг, - уточняют эксперты. – Нейроны уничтожаются массово: резко падают память, интеллект. Через считанные месяцы ребенок может серьезнейшим и почти необратимым образом деградировать. Органическое повреждение головного мозга – не шутки.

С детьми тем более шутить некогда. По мнению Светланы Крылусовой, замалчивать проблему не стоит и говорить о ней надо осторожно. Но говорить. Тем более что родители тоже подчас заняты другими делами и не знают, чем в свободное время занимается ребенок.

Что важно, если при употреблении других наркотиков эффект относительно растянут по времени, то здесь он гораздо короче, - говорит заведующая. - И подросток может идти по улице: никто из взрослых не обратит внимание. Придет домой, как огурчик. Ничем от него не пахнет. И как определить? Мне кажется, надо говорить об этом на родительских собраниях, чтобы взрослые обращали внимание на вроде бы незаметные, но очень важные сигналы.

Относительно благополучно?

Все-таки сегодня сниффинг кое-как, но «шагает» по Карелии? Вероятнее всего, нет. Более того, в целом, «официальных» наркоманов (как и токсикоманов) среди несовершеннолетних в республике можно пересчитать по пальцам. Как отмечает и.о. заведующего ГБУЗ РК «Республиканский наркологический диспансер» Геннадий ЛАЗОВСКИЙ, в регионе «регистрируются единичные случаи». Уточним: для того чтобы ребенок попал на профильный учет, необходимо комплексное решение профильной комиссии, состоящей из многих специалистов.

- Ситуация в республике относительно благополучна, - комментирует он. – Мы говорим о тех ребятах, которые попадают в наше поле зрения. Например, в 2016 году на диспансерном учете находились 2 наркомана и 7 токсикоманов. По итогам 9 месяцев текущего года – 1 наркоман и 4 токсикомана. А с 2018 года не было зарегистрировано ни одного нового пациента. Есть группы риска (социально неблагополучные дети: например, из детских домов, интернатов и т.д.), но поймите – не каждому подростку требуется консультация с врачом.

Если же говорить о сниффинге, то специалисты наркодиспансера считают, что акцент следует делать на превентивных мерах. По мнению экспертов, необходимо «формировать иммунитет» у ребенка, в том числе, с помощью специальных памяток для родителей.

- Во многих случаях лечение не требует медицинского вмешательства, - добавляет заместитель главного врача по медицинской части ГБУЗ РК «РНД» Анатолий ЧЕРТАНОВ. – Среди специфических признаков – скрытность, падение успеваемости, резкая смена интересов... Проще говоря, «с ребенком что-то не то» - вот тревожный звонок для родителей.

Погрозят. Рублем

Вместе с просветительской работой, власти готовы подключить и «законодательную машину». В частности, ввести дополнительные ограничения на продажу зажигалок и газовых баллонов. Сегодня в законе можно найти немало профильных статей, которые влекут различные санкции. Но, как правило, ответственность за их нарушение несут взрослые (родители, опекуны и прочие законные представители). Наказать могут за токсикоманию самого «потребителя» могут, только если ему исполнилось 16 лет. Да и то рублем.

Опрошенные нами продавцы в петрозаводских магазинах согласны с тем, что покупка зажигалок и тем более баллонов с газом – это не детское дело. Кто-то отказывает, кто-то нет – но в любом случае законных оснований для отказа (как, например, в случае с сигаретами или алкоголем) сегодня нет. И не помогают даже аргументы в пользу пожарной безопасности. Может, все-таки запрет (с тем же обязательным требованием предъявить паспорт) необходим?

Как отмечалось на слушаниях в Москве, бизнес от запретительных мер ощутимых убытков не понесет: дети-покупатели в этом сегменте продаж занимают мизерную долю. Другое дело, что бизнес со своей стороны просит соответствующую законодательную базу. Она уже готовится, но Москва по-прежнему ждет соответствующих инициатив от регионов. Работа крайне сложна: об этом говорит уже тот факт, что в разных субъектах РФ схожие предложения выдвигались на федеральный уровень еще с 2013 года.

Из материалов общественных слушаний в Москве следует, что профильные законопроекты разрабатывались в Ставрополье, Пензенской, Владимирской областях и других субъектах РФ. Предлагалось запретить продажу зажигалок и баллончиков лицам до 18 лет. Но пока конкретных результатов нет.

Эксперты отмечают, что с гражданским товарооборотом могут разобраться только федеральные власти. В том числе, меняя Гражданский кодекс РФ. Как, например, быть с продажей газа в баллоне?

- Исходя из статей <…> ГК РФ, дети в возрасте от шести до восемнадцати лет вправе совершать мелкие бытовые сделки, - говорится в материалах общественных слушаний. – Законодательство не содержит определения мелкой бытовой сделки, и данное понятие носит оценочный характер.

«Забалтывать» не будут

Что в таком случае о сниффинге думают в Законодательном собрании РК? И можно ли говорить о каких-либо местных инициативах со стороны депутатов? Как считает председатель комитета по образованию, культуре, спорту и молодежной политике Галина ГОРЕЛИКОВА, пока об этом говорить рано.

- Мы не собираемся «забалтывать» проблему, но зачем говорить о мерах, которые еще не решены на уровне специалистов? – отмечает депутат, уточняя, что сегодня нельзя говорить об активном распространении «сниффинга» в республике. – Когда мы выслушаем экспертов, то подготовим соответствующую программу, обратимся к правительству и докажем ее значимость.

Впрочем, «все дурное распространяется очень быстро», отмечает депутат. Поэтому одной из действенных мер в борьбе с новым веянием может стать своеобразный «антисниффинг» - то, что уже наблюдается в мировых трендах. Аналитикой, отслеживанием и блокировкой вредного трафика могли бы заняться контрольно-надзорные органы. А кто конкретно – определит федеральный орган исполнительной власти.

Возможно, запретительные меры вроде блокировки сайтов или ограничения продаж и принесут плоды, но только если их доработать и обосновать, добавляет депутат. Логика очевидна: необоснованные запреты лишь расширят потенциальную аудиторию. Начнутся вопросы. А это ли не реклама?

- Подобные запретительные нормы будут рациональными, если разработчики будут понимать, что любым запретам должны быть внятные объяснения, - добавляет депутат. – И думаю, что сейчас, вероятнее всего, не это важно. Нам важно разработать в республике предупредительные профилактические меры. Когда мы будем иметь соответствующую программу, тогда молодежь будет интересоваться другим.

По словам Гореликовой, сегодня в регионе уже утверждена программа мероприятий в рамках 10-летия детства, куда, в том числе, входит оказание различных форм помощи и профилактики в детской среде. Также межведомственная группа готовит еще одну программу, которая будет направлена на профилактику вредных привычек в подростковой среде.

- Я вижу нашу основную задачу в том, чтобы больше заниматься воспитательной составляющей, - добавляет Гореликова.Сегодня дети быстрее попадают в социальную и информационную среду, и педагоги не всегда успевают за ними. Поэтому воспитательная и внеурочная деятельность в школах должна включать в себя, в том числе, и киноуроки. Мы должны научить педагогов говорить с детьми на одном языке.

По словам депутата, в республике готовится масштабный проект «Киноуроки в школе», призванный воспитать социально-экологически-патриотически-нравственное отношение к действительности. Уже готовы и прошли соответствующую экспертизу в Минздраве необходимые видеоролики. В любом случае, «запретный плод всегда сладок», добавляет депутат, поэтому в регионе должна хорошо работать не только диагностические, но и реабилитационные службы.

- На сегодняшний день у нас в республике отсутствуют реабилитационные центры для зависимых несовершеннолетних, - говорит Гореликова. – Предположим, ребенок прошел лечение, но ведь он возвращается в коллектив и в семью. Где и когда возникает угроза рецидива? Поэтому мы должны «вести» ребенка в этот период и должны понимать: если мы его упустим, то он может собрать вокруг себя еще десятерых, таких же «зевак»…

Добровольно. И по согласию

Министерство образования РК тоже слышало о нависшей угрозе. Во-первых, в целях профилактики проводит «мероприятия, которые направлены на формирование идеологии здорового образа жизни». Во-вторых, дает методические рекомендации школам, которые, в свою очередь, готовят планы воспитательной работы. Для каждого возраста – свои. В любом случае, главное – чтобы ребенок был чем-то занят.

- Мы уже в течение нескольких лет реализуем программу раннего выявления потребителей наркотиков, которое делится на два этапа – социально-психологическое тестирование и медицинские осмотры, - говорят специалисты Министерства. - Мы ответственны за первый этап. Тестирование выявляет факторы риска, которые могли бы посодействовать приобщению ребенка к различным зависимостям (наркомания, алкоголизм, табакокурение и т.д.).

По итогам тестов подведомственный «Центр диагностики и консультирования» дает образовательным организациям рекомендации, которые предлагаются Минздраву для работы над вторым этапом. Но! Как уточняют в Министерстве, все обследования (медосмотр, или отбор мочи) детей в возрасте до 15 лет проводятся с добровольного и информированного согласия их родителей (или законных представителей). При этом более взрослые ребята тоже могут отказаться. Уже сами. При этом на будущем ребенка этот отказ серьезно не скажется.

- Первый этап социально-психологического тестирования важен тем, что позволяет нам соответствующим образом скорректировать образовательную деятельность, - добавляют в Минобразования. – Допустим, выявляются какие-либо семейные факторы риска. Тогда можно продумать какие-либо семейные мероприятия, выявить личностные факторы и т.д.

***

Судя по всему, сниффинг для Карелии – пока монстр не очень знакомый. Тем не менее, по большому счету, пока о нем знают преимущественно специалисты, но не родители. А с приходом Интернета найти источники мнимого удовольствия стало проще. Да и взрослым за детьми в самом деле угнаться сложно. Как бы то ни было, мнения наших собеседников сходятся в одном и, пожалуй, самом главном: надо действовать на опережение. Наверное, время еще есть. Но так ли его много?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter