Выборы-2018: победа или поражение Кремля?

Выборы-2018: победа или поражение Кремля?
Аналитика

14 сентября 2018, 15:24
Дмитрий Ананьин
Photo: www.spb.kp.ru
Чем может похвастаться главное политическое событие осени

Россия пережила очередные масштабные выборы: Единый день голосования стартовал 9 сентября в 80 регионах страны. Где-то избирались главы субъектов, где-то региональные и муниципальные депутаты, всего более 4,7 тысяч выборов на разных уровнях. В Карелии главное политическое событие осени коснулось муниципальных образований, а именно - 28 глав и 607 депутатов поселений. На фоне некоторых прочих регионов, выборы в республике прошли более чем спокойно, без лишних волнений. Правда, в нескольких субъектах точку в процессе ставить рано: предстоит второй тур.

В любом случае, страсти минувшего воскресенья улеглись, наступило время выводов. О чем говорят итоги голосования 9 сентября? Как эксперты оценивают явку, масштабы протестных настроений и нынешнюю политическую конкуренцию вообще? Об этом и многом другом мы подробно поговорили с руководителем карельского Центра политических и социальных исследований, известным политологом, кандидатом исторических наук Анатолием Цыганковым.

– На Ваш взгляд, говорят ли итоги выборов 9 сентября в России (и в Карелии) о наличии конкуренции в сегодняшней политике?

– Я думаю, так можно говорить. Выборы были конкурентными. Да, партия «Единая Россия» сохранила свою ведущую позицию в органах власти, но, очевидно, что её заметно потеснили представители оппозиционных партий. На парламентских выборах партсписки «единороссов» набирали 30-35 процентов. Хотя надо оговориться, что в одномандатных округах результаты у кандидатов в депутаты от «Единой России» были выше, и значительно выше. КПРФ в ходе парламентских выборов в 16 регионах увеличило своё представительство с 76 депутатов до 160. В трёх регионах коммунисты даже вышли на первые позиции: в Ульяновской, Иркутской областях и Хакасии.

В четырёх регионах кандидаты в губернаторы от «Единой России» не сумели победить в первом туре - в Приморском и Хабаровском краях, Владимирской области и Хакасии. И партия власти не прибегала к административному ресурсу, дотягивая голоса до победного результата. А ведь в каких-то случаях для победы «единороссовских» выдвиженцев в губернаторы не доставало совсем немного процентов: мог возникнуть соблазн применить власть, чтобы получить желаемый результат. Но этого не произошло. Федеральный центр нуждается в доверии граждан страны к «партии Путина», потому был заинтересован в открытой, конкурентной борьбе. Социально-экономическая ситуация в России довольно сложная, она усугубилась идущей сейчас переформатированием пенсионной системы, потому политические конфликты внутри России в данный момент особенно опасны для власти. Выгоднее проиграть в каких-то регионах губернаторские и парламентские выборы, чем спровоцировать уличные протесты против власти.

Причём такие проигрыши даже полезны самой партии власти. Происходит естественный отбор руководителей субъектов. Скажем, если во Владимирской области у жителей сложилось отрицательное отношение к губернатору Светлане Орловой, то она и проиграла своему сопернику от ЛДПР Владимиру Сипягину почти в половине районов области, причём с отставанием в 7-8 процентов. Это означает, что «Единая Россия», а, значит, и президент Путин, не на того кандидата поставили.

Заметно улучшили свои позиции в ходе парламентских выборов ЛДПР и «Справедливая Россия». И даже партия «Яблоко», давно пребывающая в числе аутсайдеров, чуть расширила своё представительство в регионах, теперь её депутаты будут заседать ещё и в Великом Новгороде с Екатеринбургом. Кроме того, она намерена оспаривать итоги голосования в гордуму Рязани, где «яблочникам» немного голосов не хватило, чтобы преодолеть пятипроцентный барьер.

Но по всей стране политическое лидерство осталось, конечно, за «Единой Россией».

Выборы в Карелии, а здесь они проходили только в органы местной власти, изначально сложно было назвать конкурентными. И объяснение этому простое: даже парламентские партии не выдвинули необходимого числа кандидатов, чтобы можно было полноценно бороться за местную власть. «Единая Россия» направила на 32 вакантные должности глав поселений 27 кандидатов, а конкурирующие с ней восемь партий на всех только 11. Надо уточнить, что ситуация менялась и выборы глав проводились в Карелии в итоге лишь в 27 поселениях, в результате у «Единой России» в активе 21 руководящая должность (78%), у восьми партий - нулевой итог. В шести поселениях победили кандидаты-самовыдвиженцы (22%).

Из зарегистрированных 1002 кандидатов в депутаты избраны 607 (в остальных округах ожидаются повторные выборы). «Единороссы» Карелии провели в советы поселений 498 депутатов из 625 зарегистрированных кандидатов (82%). Конкурирующие с ней восемь партий в сумме набрали 63 мандата и ещё у самовыдвиженцев 46. Практически ни одна партия кроме «Единой России» не сумела выставить на каждом избирательном округе своих кандидатов. Главная проблема муниципальных выборов была в том, что местные жители не желали баллотироваться в органы власти. И в каких-то случаях, образ «массового» выдвижения становился даже фиктивным. Так, например, у компартии одни и те же кандидаты в депутаты баллотировались одновременно в депутаты советов семи-восьми поселений.

Главная проблема муниципальных выборов была в том, что местные жители не желали баллотироваться в органы власти. И в каких-то случаях образ «массового» выдвижения становился даже фиктивным. Так, например, у компартии одни и те же кандидаты в депутаты баллотировались одновременно в депутаты советов 7-8 поселений.

– Как Вы оцениваете уровень явки на прошедших выборах в целом (и в Карелии) в сравнении с выборами 2013 года?

– В большинстве российских регионов явка была низкой: примерно две трети избирателей проигнорировали выборы. На выборах в Волгограде и Новгороде, по данным ЦИК, проголосовал лишь каждый четвертый житель, зарегистрированный в списках избирателей. В Саратове явка и вовсе с трудом перевалила за 10 процентов. Существенно снизилась явка по сравнению с прошлыми избирательными циклами на Чукотке, Самарской области, в Красноярском крае, Новосибирске, Екатеринбурге.

Подобную пассивность можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, усталостью избирателей, которые в этом году выбирали президента страны, когда максимально были мобилизованы все административные, партийные, общественные ресурсы для привода граждан на избирательные участки. Плюс к этому президентские выборы основательно опустошили партийные бюджеты.

Во-вторых, и об этом уже даже говорить скучно, на самое неудобное время приходился единый день голосования в России, когда людей меньше всего заботят политические вопросы. Отпуска, дачная страда - на первом плане.

В-третьих, тема пенсионной реформы создала отрицательный моральный фон для избирательной кампании, когда люди, недовольные происходящим, проигнорировали факт выборов.

И чем ниже был уровень избирательной кампании, тем равнодушнее избиратели были к выборам. Это можно проиллюстрировать на примере Карелии. Выборы были масштабными, в 15 районах избирались главы поселений и депутаты советов. В списки для голосования включены были более 193 000 человек, из которых приняли участие в выборах только 39 000, даже чуть меньше. В среднем по республике явка составила 20%.

Самая высокая электоральная активность зафиксирована в Калевальском районе (33,4 %), а самая низкая - на довыборах в одном из округов Петрозаводского горсовета (8,5%). В Петрозаводске кандидату для победы хватило 690 голосов, тогда как в округе зарегистрировано 14108 избирателей. Подобной низкой явки прежде не случалось.

– По мнению обозревателей, подсчет голосов свидетельствует: разница в сотые и десятые процентов даже не «натягивалась», тогда как тот же административный ресурс может дать необходимые 3-5%. Зачем участникам понадобилась такая принципиальная честность? Чтобы не терять достижения президентской кампании?

– Центр силы в стране – президент. В марте Путин одержал очень убедительную победу, потому любой намёк на махинации на сентябрьских выборах только дискредитировали бы его политическую команду. Общественный авторитет у президента без сомнения высок, и его рекомендации в образе пришедших в регионы временно исполняющих обязанности глав субъектов Федерации были достаточным агитационным инструментом.

Всем очевидно, что региональная власть федеральным центром обновляется. Перемены фигур в верхнем эшелоне региональной власти происходят. Основные рычаги власти находятся в руках команды Путина, и она может позволить себе формирование власти в регионах без недобросовестной конкуренции. Власть сейчас нуждается в доверии населения как никогда.

Страны Запада пытаются превратить Россию в изгоя, таким образом разрушая финансово-экономическую стабильность в стране. Внешнеполитическая среда крайне враждебна по отношению к России со стороны США и Евросоюза. Всё чаще возникают разговоры о возможности военного столкновения двух держав – США и Российской Федерации. Пусть и на территориях третьих государств, как в Сирии, например.

Недобросовестная экономическая конкуренция стран Западной Европы и США, когда используется санкционная политика в отношении России, заметно осложняет экономическое положение нашей страны.

Подобные объективные факторы требуют доверия граждан к партии власти. Без такого доверия невозможно мобилизовать общество для сосредоточения и использования внутренних резервов развития. Потому речь надо вести не о двух-трех недобранных кем-то процентах и не о вымученной установке на честность избирательного процесса (а такие установки есть, конечно, и они не раз заявлены были по ходу выборов и президентской администрацией и Центризбирком России), а о консолидации общества. Это нужно для того, чтобы выдержать внешнее давление. В такой ситуации безрассудно заниматься избирательными манипуляциями.

– Конкуренты «ЕР» провалили выборы даже в таких сложных для партии власти регионах, как Псков и Магадан. Причем, как считают некоторые наблюдатели, не помогли даже пенсионная реформа и двусмысленное наследие предыдущих команд. По Вашему мнению, это может подтверждать правоту президентского курса на обновление кадров, в т.ч. на молодежь?

– Это удивительно, но вы правы. Фактором пенсионной реформы ни одна из оппозиционных партий не смогла воспользоваться с высокой отдачей для себя. Хотя критическое отношение значительной части граждан к повышению пенсионного возраста и отразилось на результатах голосования.

Пострадавшей стороной можно назвать «Единую Россию». Соглашусь, что обновление корпуса губернаторов и его омоложение, инициируемое самим президентом Путиным, положительно сказывается на результатах голосования за кандидатов на должности глав регионов, которых он рекомендует. Наступило время, когда страна стала остро нуждаться в «поколенческой» смене кадров.

И это касается не только структур государственной власти, но и партийно-политической. Поколение Путина-Зюганова-Жириновского - уже уходящее (дай бог им всем здоровья), и для плавной смены руководства требуется эволюционное кадровое замещение, происходить которое будет в течение следующих 5-10 лет.

Путин эту кадровую стратегию и реализует сейчас. Люди это видят, доверяя ему и голосуя за его, скажем честно, назначенцев, хотя сам по себе институт выборов никто не отменял. У граждан имеется конституционная возможность самостоятельно определять результат выборов, для чего надо на них ходить.

– Можно ли считать итоги прошедших выборов началом конца для оппозиционера Алексея Навального. Действующая власть не отдала протест ни ему, ни коммунистам. В свою очередь, весь негатив в день выборов приняла на себя партия ЛДПР, которую многие считают «наиболее удобной» для Кремля. На Ваш взгляд, это так?

– Думаю, что бизнесмен от политики Алексей Навальный и дальше благополучно будет зарабатывать себе и семье своей на жизнь своей оппозиционной деятельностью. Никак результаты прошедших выборов на нем не отразятся. Он востребован противниками команды Путина, а они свои задачи не решили. Так что «навальных» может как раз прибавиться.

Но в оппозиционной работе Навального, точнее в его разоблачениях персон федеральной власти, нуждается и сама действующая власть. Если факты, обнародуемые Фондом борьбы с коррупцией лживы, то пострадавшие имеют возможность засудить авторов расследований, а если они имеют под собой реальную основу, то у Путина возникает необходимость активнее заниматься обновлением своего кадрового корпуса.

Не соглашусь, что ЛДПР замкнула на себе весь предвыборный негатив, скорее такая характеристика больше подойдёт для компартии, хотя правда, что в качестве подыгрывающей Путину ЛДПР традиционно заметна. Но на данном этапе политической истории я бы не объяснял это какой-то ситуационной политической конъюнктурой или тем более «продажностью».

Тут скорее срабатывает фактор того, что государственные интересы сближают все парламентские партии. Они бьются между собой за власть, но понимают, что безрассудно раскачивать лодку власти, в которой все сидят. Это опасно. Общий знак всех ответственных перед народом партий – сильная государственность.

– Многие обозреватели сходятся во мнении, что ни КПРФ, ни «уличной» оппозиции не удалось сформировать протестную волну, что видно по результатам Единого дня голосования. Потенциал при помощи ЛДПР, например, был распылен в Хабаровском и Забайкальском краях. А Жириновский взял на себя митинг на Пушкинской в Москве. Вы с этим согласны?

– Я уже говорил, что в ходе сентябрьской избирательной кампании главным мобилизующим активом для предвыборной борьбы могла бы стать дискуссия о пенсионной реформе. Как теперь можно констатировать, КПРФ не смогла им воспользоваться. Две другие парламентские партии изначально с явной опаской отнеслись к возбуждению масс уличным протестом. Если для коммунистов уличные акции проходили по всей стране под единым лозунгом «Нет людоедской пенсионной реформе» (правда, откликнулись на их призывы немногие), то у «Справедливой России» и ЛДПР мы наблюдали в регионах чаще всего реагирование на текущие события местной жизни.

Протест против пенсионной реформы потому и не был массовым и именно всероссийским, что каждая оппозиционная партия использовала пенсионную тему как технологический предвыборный инструмент. Отчасти это сработало.

– Чем Вы объясните выход во второй тур Вячеслава Шпорта (Хабаровский край) и Андрея Тарасенко (Приморский край)? Может, политические карты «ЕР» в прямом смысле испортила погода (наводнение и ураган)?

– Это было бы слишком простое и удобное объяснение для проигравших. Не исключено, конечно, что и климатические аномалии повлияли на настроение избирателей, но природа проигрыша в недовольстве гражданами действующей региональной властью.

Андрей Тарасенко, скорее всего, будет избран во втором туре: потому что он приходит на новенького, год только руководит регионом. И отставание от него кандидата от КПРФ Ищенко значительно: за Тарасенко проголосовали 46,6% избирателей участвовавших в выборах, а за его конкурента только 24,6%. Это большое отставание. Так что почти наверняка Тарасенко преодолеет 50 процентную планку и станет губернатором. Кстати, недавно встречавшийся с ним президент Путин, не погружаясь в тему второго тура на губернаторских выборах в Приморском крае, дал понять, что в победе Тарасенко не сомневается.

Сложнее ситуация у губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта - и потому что он действующий глава региона (за 9 лет, что он возглавляет край, много к нему претензий накопилось у жителей), и потому что у избирателей есть запрос на обновление руководящего состава региональной власти.

Только 35,6% избирателей за Шпорта отдали свои голоса, он проиграл выборы кандидату от ЛДПР Сергею Фургалу (35,8%). Надо заметить, что в Хабаровском крае избиратели активно голосуют за ЛДПР на всех думских выборах, здесь процент поддержки их кандидатов традиционно выше, чем в России.

И похоже на то, что «Единая Россия» не особенно будет биться за Шпорта. Тут стоит напомнить историю выборов в Госдуму в 2016 году, когда партия «Единая Россия» по какой-то загадочной причине не выдвинула своего кандидата именно в том одномандатном избирательном округе, где баллотировался Фургал, в результате чего он победил кандидата от КПРФ.

Для Фургала это будут вторые губернаторские выборы, в 2013 году он уже боролся с Шпортом, проиграв ему тогда с очень большим отставанием - 19% у Фургала против почти 64% у Шпорта. Это доверие действующий губернатор с тех пор явно растерял.

Во всех регионах, где проиграли кандидаты в губернаторы от «Единой России», сработали два фактора: протестная активность (причём направлен протест всегда против годами нерешаемых региональных проблем) и хорошо организованная агитационная кампания оппозиционных кандидатов. У Вячеслава Шпорта, главы Хакасии Виктора Зимина, у губернатора Владимирской области Светланы Орловой - высокий личный антирейтинг, что фиксировалось многими исследованиями, проводившимися ещё до дня голосования. И очень похоже на то, что все трое на повторных выборах проиграют.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter