«Села в самолет и поняла, что больше его никогда не увижу. Вернулась»

«Села в самолет и поняла, что больше его никогда не увижу. Вернулась»
Аналитика

14 февраля 2018, 09:36
Екатерина Коломиец
Она – из России, он – из Египта. Две совершенно разные страны, разные веры, другая культура и обычаи. Ира и Айман вместе уже почти шесть лет. Ради любви Айман оставил свою страну, отказался от многих традиций и, несмотря на первоначальный протест родителей, уехал в российские края.

Счастливая семейная жизнь, маленькая дочка и приятные заботы – сейчас уже почти не нужно переживать из-за документов, из-за родителей и многого другого. Раньше у Иры и Аймана все было иначе. Познакомились супруги почти шесть лет назад и даже не ожидали, что случайная встреча обернется такой историей и перерастет в переезд Аймана в другую страну.

– Однажды я купила путевку и одна полетела в Египет. Там я как раз и познакомилась с Айманом, он все время звал погулять. Решила сходить. И как-то все закрутилось, общались с ним сутками напролет. Айман по традиции египетской говорил, что «надо жениться», как часто предлагают арабские мужчины. Ну а я всерьез, конечно, это не воспринимала и не верила. Слышала миллион историй о том, как там разводят на деньги и так далее. Знаю, что многие мужчины любят поприставать к туристкам, и я на Аймана даже не смотрела. Единственное, мне показалось, что молодой человек он очень умный. Но обернулось все тем, что когда я полетела домой и села в самолет, стало грустно: я поняла, что его никогда не увижу. Прилетела домой и первым делом зашла в скайп – поговорить с ним. А сама себе говорю: «Только не влюбись!». Если честно, то, наверное, уже влюбилась, но понимала, что могу обжечься, – рассказывает Ира.

Так и общались каждый день по интернету. Буквально через две недели Ира вновь купила путевки в Египет – через два месяца уже была там. Работа была с удобным гибким графиком – можно отработать чуть ли не три месяца без выходных, а потом несколько дней отдыхать.

– В итоге я прилетела туда, мы общались, проводили время вместе. Разговоры о том, чтобы он переехал в Россию были, но все это несерьезно. В итоге, когда я вернулась домой, то через соцсети узнала, что он общается со многими девушками. В общем, у нас произошел конфликт. Он говорил, что ничего ни с кем не было, а я не верила. Он сильно испугался, сам не ожидал, что испытает такое чувство. И сразу сказал, что прилетает ко мне. На следующий день я уже была в УФМС, начинала оформлять документы. Своим родителям Айман сначала соврал и не рассказал, что едет в Россию ко мне. Он сообщил, что просто отправится сюда на работу.

Первый год Айману приходилось примерно каждые 2-3 месяца летать в Египет, чтобы получать новую визу. И вот однажды он улетел, рассчитывая вернуться сразу после получения документа. Но все произошло совсем иначе.

– Он улетел, у нас в ЗАГСе заявление на 25 февраля. И что вы думаете? Прошел один день, и он мне заявил, что пока прилететь в Россию не может, не объяснив причины. Я ничего не понимаю, как так? Потом выяснилось, что он все рассказал родителям, а они были, мягко говоря, в шоке: женится не на мусульманке, еще и в России. Родители были очень недовольны тем, что он им соврал. А в Египте мама и папа имеют весомое значение, он не мог им противоречить. В итоге мне Айман сказал, что будет работать (там он, конечно, может больше денег заработать). Я поняла: все документы, которые мы делали, сгорают – у них есть срок действия. Это все в помойку. Столько трудов, стараний, да и денег тоже. Мы постоянно возились с этими документами! И все зря! Я очень расстроилась и не знала, что делать.

Но ситуация разрешилась довольно быстро: друзья Аймана подбодрили товарища и сказали, что если он действительно хочет, то пусть улетает.

– Я опять в этот ЗАГС – переношу дату регистрации. Наконец он приехал, мы благополучно расписались. После этого случая ничего подобного не было – все хорошо, плавно, как нужно. Работа – и у него, и у меня, а потом я забеременела, и мы оба стали еще счастливее.

По словам Иры, первый год совместной жизни был довольно сложный – пара мучилась с постоянными вылетами и оформлением документов. Получение визы и перелеты отнимали много времени, из-за этого трудно найти работу: кто будет отпускать сотрудника каждые два месяца примерно на две недели?

– Тогда мы еще снимали квартиру, а авиабилеты не такие дешевые. Но Айман почти сразу заработал хорошие деньги. Вообще с документами мы мучаемся каждый год, но уже почти со всем справились: осталось в этом году получить гражданство.

Через какое-то время у супружеской пары появилась дочка Амина, и все изменилось – все проблемы как будто растворились. Как рассказывают сами Ира и Айман, «как оковы снялись».

– Помню, мы как-то шли летом по набережной, и говорили: «Когда это закончится?». Эта бесконечная череда давлений. С документами же еще не все сразу получается, что-то приходится делать заново. Ты как будто бьешься головой о стену. Но с момента появления Амины все изменилось, пазлы стали складываться сами собой, - рассказывает Ира.

По ее словам, Айману до сих пор немного сложно в России: это совершенно другая страна, другой менталитет, новые для него обычаи и традиции.

– Вообще Айман многое поменял ради меня. В Египте девушки носят хиджаб, не выходят из дома без сопровождения мужчины. Если и выходят, то это обязательно должно быть обговорено. У мусульман может быть несколько жен, но это не обязательно. На самом деле в этом плане в Египте такие же люди, как в России. Например, папа у Аймана всю жизнь живет с его мамой – единственной женой. У брата такая же история. Сейчас вся семья Аймана хорошо ко мне относится и они понимают, что я не хожу в хиджабе, но уважаю и люблю их сына, уважаю его обычаи и многое соблюдаю сама. Но веру я менять не стала и не собираюсь, Айман спокойно к этому относится.

Как рассказала Ира, она в своей жизни после свадьбы тоже кое-что поменяла. Но это совсем не важно.

– Есть вещи, которые я не могу делать. Я уважаю его культуру и все понимаю. Не ношу короткие платья, юбки, блузки с глубоким вырезом. Но при этом одеваюсь почти как раньше – запретов нет, у нас все построено на взаимопонимании. Я не могу взять и сказать, что не буду так делать, у нас глава семьи – он. Он – наш защитник. Я чувствую с ним себя женщиной. Мне, наверное, так и надо – чтобы держали в «ежовых рукавицах».

По словам Иры, она не представляет рядом с собой и дочкой другого человека.

– Айман очень заботливый. Ему бы как у кенгуру такой карман – для Амины, и еще один для меня, чтобы всегда быть спокойным. У меня тут как-то зуб сильно разболелся посреди ночи. Я встала, никого не хотела разбудить. Он проснулся и сидел со мной. Пока я не успокоилась и не уснула, он не лег спать. И таких мелочей много. В обычной жизни на это не обращаешь внимание, но когда начинаешь говорить обо всем, то начинаешь понимать, что это дорогого стоит, - заключила Ира.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter