Креветкой по экономике: могут ли морепродукты помочь Карелии

Аналитика
Креветкой по экономике: могут ли морепродукты помочь Карелии
Креветкой по экономике: могут ли морепродукты помочь Карелии
9 февраля 2020, 11:34Дмитрий АнаньинФото: Медиахолдинг 1Mi
Власти и производители надеются на взаимопомощь

На минувшем заседании правительства РК Минсельхоз подводил итоги работы сельскохозяйственного комплекса в 2019 году и, в том числе, заявил о том, что Карелия столкнулась с «перепроизводством форели».

Вместе с тем, упоминались и новые для региона направления. Карельские морепродукты (креветки, мидии, крабы и даже водоросли) пока не могут составить серьезную экономическую конкуренцию знаменитой рыбе – да и вряд ли смогут. Тем не менее, тема заслуживает отдельного разговора, поскольку местные предприятия потихоньку занимают профильные ниши на рынке. Много ли шансов на выживание у морепродуктов в регионе? Кто или что может помочь их появлению на внутреннем и внешнем рынках? И сможет ли местная продукция конкурировать с привозной? Посмотрим по видам.

Они ждут своего покупателя
Фото:Медиахолдинг 1Mi

Креветка на севере?

Карельские компании впервые приступили к вылову северной креветки в 2019 году. В регионе этим занимаются два рыболовных предприятия. В конце первого квартала этого года в Минсельхозе РК отмечали, что за месяц одна из компаний выловила 160 тонн ракообразных. Вместе с тем, в планах компаний – сотни тысяч тонн добытой продукции, для чего приобретаются специальные суда-креветколовы для работы в Норвежском и Баренцевом морях.

По информации открытых источников, чтобы увеличить производительность и эффективность работы, компании объединяют добычу с переработкой и даже упаковкой продукции: рабочие процессы аккумулируются на самих судах. При этом, участники рынка добавляют, что новая «креветочная» ниша представляет все больший интерес, особенно на фоне снижения квот на вылов пикши и трески.

Эксперты отмечают, что перспективы добычи креветки у компаний есть: «многопрофильность» рыболовецких компаний-добытчиков оставляет пространство для маневра. Тем более что чистая прибыль потенциальных игроков на рынке сегодня по-прежнему исчисляется сотнями миллионов рублей.

По словам участников рынка, сегодня вылов креветки становится все более выгодным занятием, поэтому предприятия могут вкладывать большие деньги в «перепрофилирование» судов. Свою роль сыграло и продовольственное эмбарго 2014 года, когда объемы потребления креветок упали практически вдвое. Сейчас спрос потихоньку занимает прежние позиции, поэтому перспективы – есть. Но кому же будут предлагать продукцию?

Министр сельского и рыбного хозяйства РК Владимир Лабинов
Фото:Дмитрий Ананьин

«В 2019 году предполагаемый объем добычи креветки (тоже квотированный) был заложен в расчет того объема экспорта, который должна обеспечивать Карелия, - сообщил на минувшем заседании правительства глава Министерства сельского и рыбного хозяйства РК Владимир Лабинов . - Но текущая рыночная конъюнктура, сложившаяся на внутреннем рынке, была в пользу поставок на внутренний рынок, а не на внешний. Поэтому вся креветка, которая вылавливалась на протяжении всего 2019 года, была в полном объеме реализована на внутреннем рынке».

Как пояснил «КарелИнформу» глава Минсельхоза, креветка «ушла» на внутренний рынок, потому что ее рыночная цена была выше экспортной (в среднем, 450 рублей для креветки крупной фракции). Отсюда – отказ от экспорта в пользу импорта по очевидным экономическим и финансовым соображениям.

Краб - живой или мертвый?

«Крабовый» потенциал в республике пока оценить трудно: работа только начинается. Тем не менее, в 2019 году после длительного перерыва, в том числе, связанного с особенностями квотирования, предприятия вернулись к добыче камчатского краба, которого по итогам 2019 года в Карелии было поймано не так много. В Минсельхозе отмечают, что объемы вылова «пока очень незначительны». При этом, «морепродукт», в основном, отправляется на экспорт.

«Предприятия стали осуществлять добычу в 2019 году, добыто 83,3 тонны, - уточняет ведущий специалист отдела развития рыбного хозяйства Минсельхоза РК Татьяна Милицина . – Цена варьируется от 40 до 60 тысяч долларов США за тонну краба в зависимости от степени переработки».

При этом, такая продукция пока несколько экзотична для внутреннего рынка, хотя и востребована. Причины опять же кроются в экономике: пока сегодня краба целесообразнее экспортировать. По мнению экспертов, серьезную конкуренцию карельским предприятиям (как, впрочем, и многим другим) составляют «добытчики» с Дальнего Востока.

Ведущий специалист отдела развития рыбного хозяйства Минсельхоза РК Татьяна Милицина
Фото:Дмитрий Ананьин

Как в случае с другими морепродуктами, значительное влияние на спрос, от которого тоже во многом зависит наличие краба на местных прилавках, оказывает переработка. Эксперты добавляют, что краболовство – достаточно дорогое удовольствие, которое, впрочем, может приносить громадную прибыль. И чаще всего только в том случае, если крабы продаются… живыми.

«Такую продукцию можно реализовать значительно дороже, - говорят участники рынка. - А в переработку часто уходит не больше 10-15 процентов от улова. «Некондиция» обрабатывается, замораживается, фасуется и уходит на берег. Все это требует значительных затрат по сравнению с живой продукцией, которая еще и обеспечивает производителя «живыми», наличными деньгами».

Серьезным ограничителем, по мнению наших собеседников, выступают и особенности профильного бизнеса: в отрасли есть свои «крабовые короли». Вероятно, правила игры могут поменяться, если изменится схема распределения объемов добычи краба. Например, часть квот проводить через аукционы. На этот счет уже высказывались и Росрыболовство, и ФАС России. Выходит, знаменитый «исторический принцип» может уйти в прошлое?

Мидии – в развитии
Фото:Медиахолдинг 1Mi

С раковиной и без

Мидии пока идут по той же «рыночной» дорожке, что и другие морепродукты. С той разницей, что их производством и выращиванием в регионе и за его пределами также занимаются местные фермеры. Объемы, конечно, не сопоставимы с теми же креветками, но потенциал – имеется.

Как уточняют в Минсельхозе РК, по итогам 2019 года внутренний рынок в СЗФО был обеспечен 14 тоннами карельской продукции. По словам Владимира Лабинова, об экспорте продукции говорить рано, поскольку объемов достаточно для удовлетворения собственных потребностей. К тому же, цена реализации на внутреннем рынке «достаточно хорошая». С руководителем во многом согласны и фермеры.

«В этом году мы собираемся ставить снасти, и мы пока видим как плюсы, так и перспективы в работе, - говорит один из местных фермеров. - Во-первых, есть рынки сбыта: даже тот объем, который мы собираемся «садить» на данный момент, в том же Санкт-Петербурге разойдется только по одним ресторанам. Если же объемы будут расти, то захватим и магазины. Во-вторых, эта продукция многофункциональна. Например, ракушка мелется, а это – потенциальные пищевые добавки для животных. Продукция применима и в фармацевтике. А самый большой плюс – качество и экологическая чистота нашей продукции. Ракушка выращивается на Белом море и считается одной из самых полезных.

Возможно, поэтому в регионе периодически появляются инвесторы, готовые реализовать проект ферм по выращиванию и переработке мидий и заодно морских водорослей. Не так давно один из предпринимателей заявил о том, что не против возвести на рыбоводном участке в Чупинской губе Белого моря целую морскую ферму. Правда, на одних мидиях инвестор решил не останавливаться, компанию им должны составить водоросли.

Ламинария может ждать долго
Фото:pixabay.com

Доросли водоросли?

Сегодня Карелия активно подключена к добыче ламинарии и фукуса, добавляют в Минсельхозе РК. За минувший год предприятия добавили в «копилку» водорослей приблизительно 300 тонн продукции. В этом смысле регион серьезно помогает соседям.

«В освоении, в том числе, участвовала архангельская компания, которая добывает и направляет их в область на переработку, - уточняет Владимир Лабинов. – В свою очередь, добычей занимаются местные рыболовецкие колхозы. При этом поставки в целом ориентированы на внутренний рынок. Экспорта нет – потому что, в том числе, нет спроса. Как известно, водорослей гораздо больше добывается в теплых южных морях, поэтому конкурировать с Сахалином, Приморским краем и т.д. сложно».

С министром согласны участники рынка. В одном из рыболовецких колхозов, который, в том числе, добывает ламинарию и фукус, отмечают, что в последнее время наблюдаются трудности со сбытом водорослей. Но смотрят в будущее с оптимизмом.

«В свое время объемы довольное серьезно упали, наверное, раза в три-четыре: слишком высока была конкуренция на фоне малой рентабельности, - вспоминают на предприятии. – Но если учитывать, что ламинария и фукус – это сырье, которое используется в пищевой, медицинской и даже косметической индустриях, то его потенциал довольно высок. Добавки, приправы и прочая продукция всегда найдет своего покупателя. Особенно, если она местная».

Наши собеседники отмечают, что за биотехнологиями - большое будущее. С ними соглашаются и в Корпорации развития РК. А ученые добавляют: уникальность водорослевых ресурсов Белого моря при отсутствии серьезной конкуренции позволяет выйти на рентабельность производства даже при ощутимых затратах на добычу и производство.

Освоение возможно?
Фото:pixabay.com

Статус квот

Каков же экономический и потребительский потенциал морепродуктов в Карелии? Ответ достоин отдельной публикации, ведь мощности и резервы зависят от множества причин – условно-внешних и условно-внутренних. К первым можно отнести квоты.

«Дело в том, что весь «внешний» вылов заквотирован, а квоты устанавливаются на уровне межгосударственных соглашений, - поясняет глава Минсельхоза РК Владимир Лабинов. - В свою очередь, сегодня внутри государства квоты делятся по субъектам по историческому принципу. Поэтому возможности увеличения потенциала здесь ограничены. Другими словами, мы условно можем увеличить количество садков и ставить задачи по увеличению объемов выращивания форели, но ставить задачи по увеличению ее вылова – не можем».

Один из возможных вариантов - перераспределение квот между субъектами РФ. Специалисты Минсельхоза напоминают, что квоты на вылов водных биологических ресурсов распределяются пропорционально закрепленным долям в профильных компаниях. И на их уровне квоты перераспределять можно при наличии какой-то динамики в предпринимательском сообществе. Но это - вопросы активности бизнеса, в которые власти вмешиваться не могут. Да и, наверное, не должны.

Дорогой спрос?

Как видим, сегодня основной ориентир – внутренний рынок, и возможности его «насытить» сегодня имеются. По мнению участников рынка, при нынешней политике импортозамещения такие установки выглядят логичными. Но как быть со спросом на морепродукты – или с ценами, которые сегодня пока ощутимо «кусаются»? В этом смысле показателен пример с рыбой.

«Когда рыба вылавливается на внешних водах и востребована на внешних рынках, то цена на внутреннем рынке не может быть меньше той, которая уходит на внешний, - поясняет Владимир Лабинов. - У нас же вся «внешняя» рыба, в основном, экспортоориентирована. К примеру, треска, пикша и краб не могут поставляться дешевле, чем на внешний рынок».

Предлагая, покупай?
Фото:pixabay.com

В таком случае, как можно увеличить спрос? Экономисты сразу же вспоминают первый и основной фактор - уровень доходов населения. Разумеется, на наши зарплаты Минсельхоз повлиять никак не может. Однако косвенные и «точечные» рычаги воздействия есть. Так, переработчики могут расширить ассортимент и «представленность» продукции. Рыбу, например, можно предлагать покупателю в разных видах – непотрошеную или наоборот. То же морепродуктами: не каждый купит огромного цельного краба с панцирем и клешнями. А если его «упакуют» в баночки по 50-100 граммов?

Производителям тоже планируют помочь. Сегодня каких-либо специальных мер господдержки на рынке морепродуктов практически нет. Эксперты приводят в пример инвестиционные квоты на постройку судов и перерабатывающих производств, которые закрепляются за производителем на пять лет, но ожидают и других изменений.

Сегодня Минсельхоз РФ работает над поправками в профильных постановлениях, которые предусматривают предоставление краткосрочных инвестиционных кредитов для экспортоориентированных предприятий. Причем всех. Теоретически от этого должно выиграть большинство участников. Практически – покажет будущее.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter