Такой русский язык: чем необычны карельские названия и нужно ли склонять Сортавалу
Аналитика

Такой русский язык: чем необычны карельские названия и нужно ли склонять Сортавалу

7 августа , 16:41Photo: Евгения Разина / https://vk.com/wall27633272_15029
Споры жителей Карелии по поводу грамматики некоторых географических названий не утихают на протяжении многих лет. Кто-то говорит, что, например, «Сортавалу» склоняют только необразованные, другие утверждают обратное. Мы поговорили с экспертом, чтобы, наконец, поставить точку в этом вопросе.

Сегодня в интернете часто вспыхивает спор о том, как правильно склонять финские топонимы, оканчивающиеся на «а» и «я»: например, Сортавала, Лахденпохья, Калевала, Рускеала и другие. В комментариях под материалами СМИ, которые предпочитают менять формы, периодически появляются гневные посты местных жителей. Мол, названия финские, и склонять их нельзя: поэтому едем мы только в Сортавала, живем в Сортавала, побывали в Сортавала. И точка. Однако с таким мнением в корне не согласны многие карельские лингвисты.

Склоняется!

Карельские ученые не раз ставили точку в данном вопросе, заявляя, что Сортавалу, Лахдепохью, Калевалу и другие названия населенных пунктов склонять нужно. Об этом в очередной раз напомнила и научный сотрудник сектора языкознания института языка, литературы и истории КарНЦ РАН Екатерина Захарова.

Трудность заключается в том, что те же «Сортавала» и «Лахденпохья» - это названия, которые живут по своим законам. Более того, они не являются заимствованными, а не исконно русскими. Хотя, конечно, есть и общие правила по склонению разных наименований.

К примеру, названия, заканчивающиеся на –ы, склоняются: Реболы – в Реболах, Кижи (фонетически заканчивается на –ы) – в Кижах. Если же в конце ставится –и, то слово не склоняются: Тбилиси, Сочи. Кстати, Суоярви также попадает в это правило.

Но что касается названий, которые кончаются на –а, то здесь возникают проблемы, ведь, к примеру, в справочнике по русскому языку известного языковеда Дитмара Розенталя сказано, что эстонские и финские наименования - не склоняются.

При этом эстонский пример Сааремаа - не самый удачный (название заканчивается на долгий гласный). С финскими наименованиями на –а ситуация не однозначная. По мере того, как название становится фактом русской речи, оно начинает приспосабливаться к ее нормам. К примеру, абхазские названия на –а не склоняются. Зато город "Пицунда" - как состоявшийся факт русской речи - «обкаталось» и вписалось в языковые нормы.

Такая же ситуация сложилась в Карелии с Кондопогой. Данное название мы склоняем (как и Калевалу, Сегежу и Костомукшу).

«Что касается Сортавалы, то склонять данное название, однозначно, нужно, - отметила Екатерина Захарова. - Недоверчивые местные жители не раз обращались с данным вопросом в наш институт, они дошли вплоть до президента РФ. Однако Сортавала - давно вошедшее в русский язык название, которое должно склоняться по его нормам – в Сортавалу, из Сортавалы – точно так же, как «в Костомукшу, из Костомукши». Непонятно, почему местные жители их склонять не хотят, ведь Сортавала будет склоняться в финском языке. Очень парадоксальная ситуация».

О том, что данное название вписалось в нормы русского языка, свидетельствует передвижка ударения с первого слога на третий. Сортавала ведет себя так, как и подобает четырехсложным словам: ударение падает на третий слог, и все они склоняются. Это относится и к Лахденпохье, имеющей четыре слога и заканчивающейся на «–а» (в данном случае следует помнить о фонеме -а, а не о букве «я»).

Поселение Хелю?

Есть, конечно, и названия, которые еще не стали общеупотребительными, то есть, не успели «обкататься». К таким относятся Рускеала, Вяртсиля и Хелюля.

«Эти названия известны на протяжении долгого времени, но они вошли в активный обиход не так давно, и здесь я бы была осторожна, - рассказала Екатерина Захарова. - Все они заканчиваются на –ла или –ля: это прибалтийско-финский суффикс, который присоединялся к имени или прозвищу первопоселенца. Так можно расшифровать каждое из этих названий: это поселения неких Рускеа, Хелю и Вяртси. Если мы склоняем Сортавалу, то, по идее, надо склонять и эти наименования. Однако население еще должно привыкнуть, что с ними делать. Даже с ударением тут по-прежнему есть некоторая путаница, я бы поставила его на первый слог – ХЕлюля».

То же касается и слова «Рускеала», в котором большинство жителей ставит ударение на третий слог: РускеАла. Здесь вновь наблюдается процесс приспособления слова к русскому произношению: смещается ударение, и слово хочется склонять. А вот Вяртсиля еще не полностью вошло в этот процесс. Кто-то говорит: поеду через Вяртсилю, а кто-то – через Вяртсиля. Поэтому лексема еще не утвердилась.

Ошибки в картах

Как рассказала сотрудница КарНЦ РАН Екатерина Захарова, существует много других ошибок, связанных с географическими названиями в Карелии. Эти наименования «кочуют» из карты в карту, из атласа в атлас. А раньше картографами были, в первую очередь, военные, которые не всегда являлись карелами.

«Представьте, что русского человека отправили в Монголию, Китай или другое место: как его ухо будет слышать местные названия? - отметила эксперт. - Потому как слышали, так и записывали, у нас было так же. Ошибки, конечно, иногда проверяли, но не всегда корректировали, поэтому где-то недочеты остались».

Из-за частоты ошибок в карельских географических названиях группа топонимистов ИЯЛИ КарНЦ РАН планирует в ближайшие годы найти и исправить как можно больше таких неточностей.

«Например, карельская деревня Щеккила на какой-то из карт названа Щепкино - это явная ошибка, - пояснила лингвист. - Где-то есть менее заметные расхождения, но их тоже надо исправлять. Например, в каких-то местах прибалтийско-финское «Э» передается через русское «Е», где-то - через русское «Э». Также иногда прибалтийско-финское сочетание «Ё» передается через русское «Ё» как Куркиёки, а иногда через «ЙО». И таких расхождений много. Это касается не только Карелии, но и других территорий России, где проживает или проживало местное коренное население, которое позже ассимилировалось. Или же русскоязычное население стало большинством на той или иной территории, поэтому названия немного «пострадали» русификацей».

ОлОнец или ОлонЕц?

С ударением во многих географических названиях ситуация обстоит еще сложнее. Дело в том, что в большинстве случаев оно нигде не осталось зафиксированным, а ведь многие карельские топонимы имеют древнюю историю – как минимум несколько сотен лет. Некоторые из них упоминаются в писцовых книгах 1563 или даже 1496 годов. Язык же с течением времени, конечно же, меняется.

«Если говорить об Олонце, то мы все привыкли ставить ударение на третий слог – ОлонЕц, - рассказала Екатерина Захарова. - Однако, если отрыть этимологический словарь русского языка Макса Фасмера, то там ударение ставится на второй слог - ОлОнец. Другой вариант «ОлонЕц» указан как разговорный или устаревший. Но с течением времени в некоторых словах происходит передвижка ударения. И сейчас многие специалисты по русскому и по прибалтийско-финским языкам считают, что сказать ОлОнец или ОлонЕц не будет большой ошибкой. Поэтому здесь мы можем говорить о двойной норме».

Неожиданным для жителей Карелии может стать и тот факт, что в слове Сямозеро ударение ставится на второй слог: именно такой единственный вариант указан в официальном справочнике. Однако интересно, что СямОзеро почти никто не употребляет, всегда можно услышать только СЯмозеро. То же касается и слова Кончезеро. Обычно ударение ставится на первый слог – КОнчезеро, - однако в справочнике прописано КонЧОзеро.

«Здесь мы придерживаемся такой точки зрения, что в большинстве случаев нужно идти за местной сложившийся традицией», - добавила Екатерина Захарова.

Станет понятнее?

Из-за такой путаницы с ударениями в географических названиях карельские лингвисты начали работать над большим проектом – словарем топонимов республики. Специалисты надеются, что он, наконец, поможет дорожным службам, гидам и СМИ перестать совершать ошибки, которые те допускают при использовании народной этимологии.

В словарь войдут наименования населенных пунктов, озер, рек и туристических объектов, а также сведения о написании и этимологии географических названий республики. У каждого русского наименования будет прописан его прибалтийско-финский вариант. Специалисты проследят и историю конкретного названия и объяснят, что стоит за самим именем.

«Например, в случае с Кондопогой мы ставим ударение на первый слог, пишем, что это сложное название, состоящее из двух прибалтийско-финских слов «конту» (‘крестьянский двор’) и «похья» (‘конец залива’), - рассказала Екатерина Захарова, выразив надежду, что первая часть словаря будет выпущена в ближайшие годы. - Условно говоря, это однодворная деревня, стоящая в конце залива. Помимо прочего, мы уточняем, когда название впервые появилось в письменных источниках, рассказываем историю наименования».

Карельскому языку - быть?

Карельский язык в нашей республике не имеет официального статуса, что, по мнению Екатерины Захаровой, является одной из основных проблем. В противном случае ситуация бы складывалась иначе: по крайней мере, его изучение моглоа бы стать обязательным. Тем не менее, как отметила специалист, сегодня по-прежнему есть молодежь и люди среднего возраста, которые, помня о карельских корнях, изучают данный язык и стараются его возрождать.

«Даже в последние годы в ПетрГУ на кафедре прибалтийско-финской филологии в институте филологии конкурс становится все больше и больше, хотя еще несколько лет назад туда можно было поступить практически без соперничества: значит, интерес к этим языкам все еще есть», - отметила эксперт.

И многое, если не все, зависит от ценителей карельского языка. Так, в селе Ведлозеро активисты создали Дом карельского языка. Ученые же подготовили все для того, чтобы язык жил: разработаны программы и учебники (как для детсадов и школ, так и для вузов), выходят словари, литература, песни и новости.

«На карельский язык переводится даже википедия, он используется и в некоторых соцсетях, - напомнила специалист. - Пока будут такие энтузиасты, язык будет жить».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter