Показательная порка: карельский ЦБК требует восстановить репутацию после мора птиц
Аналитика

Показательная порка: карельский ЦБК требует восстановить репутацию после мора птиц

6 сентября , 11:01Photo: Медиахолдинг1Mi
Что произошло за десять месяцев после истории с птичьим мором в Сегеже, что реально изменилось, а что пока так и остается планами? Чего ЦБК требует от экоактивистки в суде?

Сегежа всегда была городом с определенным амбре. А в ноябре прошлого года прославилась еще и как город мертвых птиц и желтого снега. Напомним, тогда в населенном пункте местные жители находили едва ли не стаи мертвых голубей, люди жаловались на кашель. Вполне естественно, что внимание было приковано к местному ЦБК. Пошли разговоры о том, что на комбинате не все ладно с системой фильтрации. И даже после того, как выяснилось, что по официальной версии птицы гибли от орнитоза, напряжение не снизилось.

Росприроднадзор республики нашел в «выхлопах» ЦБК превышение норм по загрязняющим веществам: оксиду цинка, сероводороду, углероду, бенз(а)пирену, саже. В сточных водах нашли слишком много фосфат-иона, метанола, фенолов, меди, железа. При этом в самом воздухе в городе никаких превышений не было. Было выдано предписание об устранении, выписан штраф.

Комбинат заявлял о том, что по всем внутренним проверкам — все в полном порядке, никаких причин для волнения нет. В снегу, который взяли на пробы, сульфатов вообще было меньше, чем может содержаться в норме в питьевой воде. После чего последовала информация о серьезной модернизационной программе на прошлый и этот года. Тогда речь шла о 600 миллионах, как значилось на сайте «Сегежа Груп». Главный эколог ЦБК заверял при этом, что «предприятие приложит все усилия для улучшения экологического благополучия Сегежи». Чуть позже, в этом году, речь на комбинате вели уже о 800 миллионах рублей на модернизацию. Предполагается замена установок для варки целлюлозы, и уже к 2022 году комбинат обещал решить проблему того самого амбре.

Метилмеркаптановый аромат

Запах в городе стоит из-за метилмеркаптана — особого газа, который вырабатывают варочные установки. Этот самый газ, отвечающий за запах, при этом вовсе не так безобиден. Он, согласно информации, почерпнутой из справочников по химии, еще называется метантиол. Он тяжелее воздуха и в высоких концентрациях негативно воздействует на ЦНС. Симптомами отравления являются кашель, головные боли, одышка, боль в горле — есть и другие неприятные проявления. Газ этот обещают начать выжигать на комбинате — но не раньше 2022 года. Это дорого, но ради спокойствия населения ЦБК готов потратиться.

К осени следующего года комбинат обещает санитарную зону, которая отделит производственные площадки от жилых кварталов, проведение экологических исследований. В том же году поставят, по информации «Сегежа Групп», и электорфильтры, которые будут улавливать 99,97 процента твердых частиц. «Существенно снизятся валовые выбросы комбината в атмосферу», — заявляли на ЦБК.

Но все эти громкие заявления зазвучали уже после того, как сегежане серьезно испугались. Они, привычные к дурному запаху, заговорили об апокалипсисе локального значения.

За опровержением — в суд

Эко-активистка Наталья Пастушенко была одним из первых местных жителей, заговоривших о проблеме не только на уровне города. Она обратилась в один из популярных пабликов. После чего возникла идея собрать деньги на независимую экспертизу. Местные хотели знать точно, что им ничего не угрожает. В это время ситуация уже была доведена до сведения властей. И глава РК собрал срочное совещание по чрезвычайной ситуации в Сегеже. Губернатор настаивал, что экология — приоритет.

Однако, увы, независимая экспертиза, на которую собрали немалую сумму, оказалась совсем не так эффективна. Нет, она не показала, что в городе все в плане экологической безопасности — как в девственной тайге. Московские специалисты так и не дали окончательного ответа, что же все-таки висит в воздухе Сегежи помимо общественного напряжения. Был только предварительный отчет — и весьма невразумительный. Кстати, для проведения подобных исследований можно выбрать подходящий день, когда ветер не будет разносить выбросы, а можно — и не подходящий. Или — наоборот, многое зависит от точки зрения.

В августе на сайте Арбитражного суда РК появилась информация о том, что ЦБК подает иск к эко-активистке Наталье Пастушенко и к редактору паблика «Отражение. Карелия» Татьяне Смирновой. На комбинате считают, что деловая репутация нуждается в защите.

Отметим, что согласно статье 152 Гражданского кодекса РФ, истец вправе требовать опровержения порочащих сведений тем же способом, каким эти самые сведения были распространены. А также — удаления негатива (в том числе — из сети Интернет, которая, как известно, помнит все). Кроме того, истец хочет возложить на двух ответчиков судебные издержки (около 18 тысяч рублей).

Мы связались с Натальей Пастушенко (для которой иск не стал сюрпризом). И выяснилась любопытная деталь. «Насчет ситуации с поданным иском — сюрпризом это не стало. Мы ожидали подобной реакции. ЦБК не понравился текст, который является выражением моей личной точки зрения, моих наблюдений: снег был желтым? Был. Птицы гибли? Гибли. Вот об этих внешних проявлениях ситуации я и писала. Иск мы, конечно, не признаем», - сообщила нам Наталья.

Мало того, авторы сведений, которые ЦБК требует признать порочащими, предлагали комбинату выразить свою официальную позицию. Это вполне нормальная практика, и не дать права на ответ паблик просто не мог. «9 июня этого года после получения претензии, второй ответчик, автор паблика «Отражение. Карелия» связалась с официальным представителем пресс-службы ЦБК – Н. Карапетян, и предложила озвучить официальную позицию с связи с написанным. На что был получен ответ: «Передам Ваше предложение юристам Сегежского ЦБК». Никакого официального ответа с предложением опубликовать ответный текст, не последовало».

Туман и ныне там

История становится похожей на показательную порку. Вкладывающий сотни миллионов в модернизацию комбинат (один из старейших в регионе) через суд добивается того, что было предложено сразу же. При этом на сайте «Сегежа Групп» появляется ряд публикаций о «добрых» делах — помощь приюту для животных, помощь многодетным в сборах к школе…

На комбинате даже способствовали созданию экологического совета. Номинально — совет городской, при администрации. Но в городе, где почти все завязано на одном из мощнейших в республике производств, вполне естественно, этот консультативный орган во многом зависит от комбината. Любопытно то, что об истории зимы 2019-2020 на встречах совета не вспоминают. Последний, например, был посвящен дачному мусору. Тема, безусловно, значимая.

А туман над Сегежей продолжает витать. Наталья сообщила, что ЦБК закупил фильтры, которые должны удерживать твердые вещества: «Как очищать воздух от выбросов газов, очень мало информации. Со мной, конечно, никто не связывался. Наверное, суда ждут. А сейчас выбросы продолжаются, это хорошо видно по «туманам» в ясные солнечные дни. Они стали реже, но ведь сейчас лето, ветер уносит дым, он не оседает в городе. Что будет осенью и зимой — пока непонятно».

Туманы, как видно, действительно не ушли. Это - свежее летнее фото из Сегежи.
Photo:Наталья Пастушенко

Между тем, наши источники утверждают, что ставить новые фильтры можно сколько угодно — и Сегеже это не поможет. Потому что менять требуется всю систему производства бумаги. В городе бумажников, несмотря на все проводимые модернизационные мероприятия, все еще действует то самое предприятие, что было открыто в 1939 году. 81 год — солидный возраст. На ум приходят поговорки насчет того, что старого пса новым трюкам не выучишь. Сооружения замкнутого цикла устарели. И ставить на них новые фильтры не так целесообразно, как полностью изменить систему очистки воздуха, стоков и прочего. Однако если только на обновление уходят миллиарды, то предположить, в какие астрономические суммы обойдется полная реконструкция, сложно.

Пока большая часть всего, что собираются сделать на ЦБК для «экологического благополучия» Сегежи — остается планами.

Бумага без химии?

Любопытен тот факт, что горожане не хотят сражаться с комбинатом. Это не Шиес, где население встает стеной, сплачиваясь против «врага». Это совсем другая история. Жители Сегежи хотят сотрудничества и улучшения своего положения. Они не хотят бежать из города, но и кашлять — тоже не хотят.

Мы связались с известным карельским ученым, эко-активистом Дмитрием Рыбаковым. В его работах, посвященных современным тенденциям в загрязнении атмосферного воздуха и продолжительности жизни в регионе Сегежа тоже фигурирует, и за ситуацией ученый следит. «То, что предлагает ЦБК — замена фильтров, в какой-то мере может помочь. Но сульфатное производство в Сегеже вносит серьезный вклад в ухудшение экологической обстановки. Это не безопасное сульфитное производство. Есть варианты технологий, по которым бумага производится без использования химических веществ. На производстве тоже нужен творческий подход. — объяснил Рыбаков. — Но все упирается в то, как много денег решают собственники производства вложить. Ученые готовы помочь в расчетах всегда. Нужно искать новые технологии, нужно развивать их. Я в курсе того, что ЦБК подает в суд на общественников. И во время судебного разбирательства может выясниться вся подноготная».

Редакция «КарелИнформа» пригласила поучаствовать в обсуждении темы и ЦБК. Как только ответы появятся в нашем распоряжении, они будут опубликованы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter