Заборы и навоз: водоемы Карелии «задыхаются» от самостроя и мусора?
Аналитика

Заборы и навоз: водоемы Карелии «задыхаются» от самостроя и мусора?

6 июня 2018, 19:23Дмитрий Ананьин
Прокуратура и Росприроднадзор проверили, как в республике соблюдаются природоохранные законы

На прошлой неделе в местечке Верховье Прионежского района на реке Шуя прошла выездная проверка, которую устроили природоохранная прокуратура и управление Росприроднадзора по Карелии. Мероприятие спровоцировано регулярными жалобами от местного населения.

К «надзорникам» также присоединились депутат регионального парламента, зампредседателя комитета по природным ресурсам и экологии Алексей Орлов и представители «Карелрыбвода». Для последних подобные поездки не впервой:

– Несколько лет назад наши ученые выяснили, что основной вред экологии наносит индивидуальное жилищное строительство. Каждый хозяин, получивший земельный участок у водного объекта, должен соблюдать Водный и Земельный кодексы. Этого зачастую не делается, происходит захват территории, наносится ущерб водным биологическим ресурсам.

Окопались

По Верховью жалобы поступали с 2016 года, уточняют в ведомстве. Где-то у воды выросло ограждение, где-то – кучи навоза. В этом году и вовсе появилась информация о большом водоотводе, который кто-то выкопал неподалеку от берега.

Мимо последнего в самом деле не пройти. Он находится прямо у берега и вырыт по периметру высокого забора, за которым виднеется просторный коттедж. Очевидно, копали не лопатой, на грунте заметны гусеничные следы. Чуть дальше борозда канала подходит прямиком к реке, в этом месте шуйская вода приобретает мутный оттенок. Вероятно, размывается грунт.

Вокруг ни души, у входа лишь стоит джип с «красивыми» госномерами. В любом случае, налицо возможное нарушение закона, а заказчиками и исполнителями займутся позже. Сейчас важнее установить факт работ. С помощью GPS-навигатора фиксируются координаты местности, щелкают затворы фотоаппаратов.

– Да, это что-то вроде водоотвода, дренажа: кто это сделал, на каком основании? – комментирует происходящее заместитель природоохранного прокурора Карелии Петр Антонов. – Невооруженным глазом видно, что тут была механизированная техника. Не исключено, что будут возбуждены административные материалы.

С ним соглашается представитель Управления Росприроднадзора по РК, чье ведомство займется расследованием инцидента. Найти заказчика-исполнителя, вероятно, будет нетрудно по данным карельского Управления Росреестра. Оно тоже часто участвует в подобных проверках и, в том числе, разбирается с вопросами незаконного захвата территорий.

По закону река Шуя – водный объект общего пользования федерального значения. Водный кодекс РФ гласит: такие объекты имеют водоохранную зону в 200 метров (хотя ширина может быть разной и зависит, например, от протяженности реки). При этом в границах водоохранных зон устанавливаются прибрежные защитные полосы. Для рек и озер, имеющих особо ценное рыбохозяйственное значение, их ширина также составляет 200 метров. На этой территории действуют дополнительные ограничения. Среди них – распашка земель, размещение отвалов размываемых грунтов и пр.

Между шлангом и кучкой

Уже поэтому у специалистов возникают серьезные вопросы. Как такой объект появился у Шуи, еще предстоит установить, а пока проверяющие переключаются на забор на соседнем участке. По их мнению, его установка также может быть незаконна.

Согласно Водному кодексу РФ, любой водоем общего пользования имеет береговую полосу. Ее ширина варьируется от 5 до 20 метров в зависимости от вида и протяженности. В случае с Шуей следует говорить о последней цифре. Эта территория является собственностью государства и не может быть приватизирована.

– Береговая полоса водного объекта общего пользования подразумевает под собой свободный доступ для неопределенного круга лиц, - объясняет Петр Антонов. – То есть, любой может использовать эту территорию для своих нужд, разумеется, не нарушая закон. Но часто встречаются граждане, которые, получив землю максимально близко к береговой полосе, думают, что можно увеличить участок на пару-тройку метров, поставить забор. Они этого делать не могут ни при каких условиях. Это воспрепятствование свободному доступу.

Объект взят «на карандаш», специалисты мчатся к другому участку, где, по словам жителей, на берегу у пирса стоит чья-то «беседка» и собирается грязь. Беседку находят, фотографируют, но с выводами не спешат: к возможному самострою надо подходить индивидуально, после соответствующих запросов в управление Росреестра.

Впрочем, у порога беседки прячется приличная куча навоза, а в паре десятков шагов, за кустами, костровище с остатками чего-то горючего. Кто-то недавно смолил лодку, предполагают в управлении Росприроднадзора.

По пути вдоль Шуи в нескольких метрах от берега находится еще одна безымянная постройка. По виду – сарай. А чуть позже под ноги попадается пара шлангов, которые кто-то заботливо припрятал в кустах. Их концы скрываются в Шуе.

– Для личных и бытовых нужд владельцы должны заключать договора на водопользование, получать разрешение на забор воды, - поясняют проверяющие. - Впрочем, если пройти по любому дачному кооперативу, то таких случаев море.

Сами не с усами

То, что было замечено в Верховье, – лишь вершина айсберга. Как признается Петр Антонов, «проблема всегда существовала и будет существовать». И сегодня количество жалоб от физических лиц в природоохранную прокуратуру медленно, но растет. Правда, многие не понимают, что ведомство, прежде всего, следит за тем, как исполняются решения коллег из Росприроднадзора, Минприроды или Росреестра. Те в большинстве случаев уполномочены наказывать нарушителей, поэтому многие обращения перенаправляются по компетенции.

Тем не менее, надзорное ведомство активно помогает следить за законностью в пределах своих полномочий и прекрасно знает о масштабах проблемы с водопользованием в Карелии.

– Наше водное законодательство относительно свежее, и нормативы использования тех же береговых полос были введены недавно, - объясняет Петр Антонов. – Лет 50 назад таких требований не было, и сегодня до сих пор многие не знают, что запрещено, а что разрешено.

Однако о постройках давних времен зампрокурора говорит осторожно, вспоминает случай с владельцем бани, который имел разрешение сельсовета на ее строительство от 1948 года. В Карелии старых объектов в береговой полосе много, и рассуждать о самострое нужно с большими оговорками.

– Я бы говорил о вновь возводимых сооружениях, строениях, о вновь предоставленных и формирующихся участках, это проблема, - уточняет он. - Есть органы местного самоуправления, которые не всегда вникают в суть происходящего, распоряжаются земельными участками, выдавая разрешения на пользование, не выезжая на место. В итоге физическое лицо получает документы и использует оставшуюся часть земли у воды по своему усмотрению.

Да и найти виновников бывает сложно. Зампрокурора приводит в пример давнюю историю со строительством пирса в одном из районов республики. Тогда все-таки нашлись свидетели, которые указали на того, кто производил земляные работы. Постройку признали незаконной и снесли.

Часто делам не дают ход… сами заявители. Не секрет, что друг на друга предпочитают жаловаться соседи по земельным участкам. Но жалобу они напишут, а дополнительные пояснения давать отказываются. Доходит почти до абсурда.

Так, один гражданин пожаловался на соседа, у которого заметил трубу из бани, выходящую в озеро. Попросил провести проверку по факту сброса нечистот, к обращению приложил «панорамную» фотографию. Только в кадр попала его собственная баня с точно таким же шлангом в озеро, по другую сторону забора. Позднее на резонные вопросы мужчина недоуменно отвечал: жалоба-то была на соседа!

Мало не покажется

Сегодня основной мерой воздействия на нарушителей остаются штрафы. С одной стороны, физическое лицо, в отличие от юридического, не может сначала получить «профилактическое» предписание об устранении нарушения, а сразу наказывается рублем. С другой стороны, размеры штрафов не очень значительны.

По словам заместителя руководителя Управления Росприроднадзора по РК Ольги Брайко, за несоблюдение условий обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту (те самые заборы у воды) гражданин раскошелится всего на 3000-5000 рублей.

Сегодня в приоритете Управления – контроль над крупными водопользователями, которые оказывают негативное воздействие на окружающую среду. Однако это не означает, что остальные не попадают в поле зрения ведомства. В прошлом году от граждан поступило более 300 обращений, из которых почти треть касалась загрязнения водных объектов и ограничения доступа к ним.

За 2017 год водопользователи получили от Управления свыше 630 тысяч рублей штрафов, к административной ответственности были привлечены 10 физлиц. Последнюю цифру не стоит считать показательной: структура следит за водными объектами федерального значения (Онежское и Ладожское озера, Беломоро-Балтийский канал, Шуя и пр.).

– Бывает, что к нам жалоба поступает повторно: гражданин привлечен к административной ответственности, например, не демонтировал ограждение, - поясняет замруководителя. – Тогда мы выезжаем на место, готовим и направляем документы в Прокуратуру, которая выходит в суд с иском об обеспечении требований гражданского законодательства.

При всей сложности в распределении полномочий, Управление, Прокуратура, Минприроды и прочие ответственные структуры работают сообща. Если юрлица в последнее время стали гораздо законопослушнее, то граждане такую тенденцию не демонстрируют.

– Каждый хочет жить у воды, пользоваться благами, иметь баню на берегу, забор, - рассуждает Ольга Брайко. – И чаще всего люди думают, что можно поступать так, как захочется. Есть кадастровый план, свидетельство о собственности – значит, можно никого не пускать. Но есть закон, который надо соблюдать.

По мнению замруководителя, на ситуацию влияют как недостаточная информированность населения, так и пробелы в экологическом воспитании. Профилактика - прежде всего.

Управление ежеквартально проводит публичные слушания по правоприменительной практике, на которых разъясняются требования природоохранного законодательства. Посетить их может любой желающий. Кроме того, информация по изменениям в законодательстве постоянно размещается на сайте ведомства.

– Спрашивайте, задавайте вопросы, мы все расскажем, что нужно сделать, чтобы не нарушать закон, - говорит Брайко.

***

Вкупе с повышением штрафов такая методика может сработать. Другое дело, что контрольно-надзорным органам уже сейчас не хватает рабочих рук, чтобы справиться с произволом собственников и арендаторов. Каждый день по водоемам Карелии колесить некому. Нынешний Год волонтеров в этом смысле весьма кстати.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter