Молоко раздора: Медвежьегорский завод снова оказался в центре скандала

Молоко раздора: Медвежьегорский завод снова оказался в центре скандала
Аналитика

5 сентября 2018, 09:58
Дмитрий Ананьин
Фото: Пресс-служба правительства Карелии
Продажа банкрота превратилась в трагикомедию

ООО «Медвежьегорский молокозавод» в Карелии (ММЗ) готовятся пустить с молотка: не так давно были объявлены очередные открытые торги по продаже производственного оборудования и зданий, уже определены начальная цена и перечень имущества.

Его реализация вроде бы должна окончательно спасти медвежьегорскую «молочку», во всяком случае, власти смотрят на происходящее с оптимизмом. По словам чиновников, питерский инвестор, который сегодня арендует мощности молокозавода, активно работает и готов выкупить его имущественный комплекс.

Только точка в банкротном деле молокозавода внезапно превратилась в запятую. В конце августа торги были приостановлены по жалобе в УФАС по РК. Почти сразу же к спору подключился и другой крупный игрок молочной отрасли в регионе – АО «Олонецкий молочный комбинат» (ОМК), поддержав заявителя. Руководство комбината за неделю до запланированного аукциона публично заявило о своих притязаниях на имущество банкрота.

Кто или что стоит за столь неожиданными разборками? Кому выгодны такие «молочные войны»? Или проблема высосана из пальца? Взвесим все «за» и «против».

«Аладушкина» сила

Для понимания происходящего обратимся к недавнему прошлому Медвежьегорского молокозавода. Ситуация на предприятии накалилась до предела весной 2017 года, когда властям пришлось срочно искать разоренному заводу нового инвестора. Им стало ООО «Сила Инвеста» из Санкт-Петербурга, которое в июне того же года превратилось в основного кредитора .

Как выяснилось, новый инвестор связан с небезызвестным АО «Аладушкин групп». По данным СПАРК, крупная продовольственная компания из Санкт-Петербурга через «дочку» ООО «Кастоди Инвест» имеет 49% доли косвенного владения в уставном капитале «Силы Инвеста».

В августе 2017 года «Сила Инвеста» становится учредителем недавно созданного ООО «Молзавод «Медвежка», которое к осени получает в аренду мощности завода-банкрота и возобновляет производство молочной продукции. Работа постепенно налаживается, уже в марте 2018 года руководство «Медвежки» заявляет о значительном приросте объемов продукции и планах по расширению. Летом намерения нового арендатора становятся еще более конкретными.

— Самое главное, что удалось решить все основные юридические проблемы в плане возможности выкупа арендатором, «Медвежкой», банкротного завода, - отмечална заседании правительства РК глава региона Артур Парфенчиков. - Тогда они, как собственники, готовы начинать программу глубокой модернизации и реконструкции завода. И, что самое главное, восстановления молочного стада на фермах, относящихся к бывшему Медвежьегорскому молокозаводу.

Дорогое управление

К тому моменту продажа ММЗ выходит на финишную прямую. Судя по данным веб-портала «Российского аукционного дома», конкурсный управляющий предприятия Федор Шпет 26 июля объявляет уже второй по счету открытый аукцион с начальной ценой в 58 с лишним миллионов рублей.

Новый аукцион должен был состояться 3 сентября, и на этот раз число потенциальных участников выросло. На горизонте появился Олонецкий молочный комбинат (ОМК). Руководство предприятия, которое давно связывают с известным карельским бизнесменом Василием Поповым (он попал под следствие в деле о продаже МУП «Петропит» и получил политическое убежище в Финляндии), посчитало нужным объяснить свою позицию по торгам.

Бывший мэр Петрозаводска, а ныне директор ОМК Галина Ширшина 29 августа провела пресс-конференцию, где заявила, что комбинат через 1,5 года рискует остаться без арендуемых у республики помещений. Потому предприятие «рассматривает участие в торгах (по ММЗ – прим. ред.) как один из вариантов перевода своего производства и работы на территории республики». Директор заверила журналистов: объемы производства Олонецкого комбината растут (за 2017 год примерно на 20%), тогда как возможности развития на арендуемых площадях сегодня «исчерпаны».

Стоит отметить, что цифры отчетности говорят о чуть менее радужном финансовом состоянии ОМК. По данным СПАРК, выручка за 2016-2017 годы в самом деле выросла с 613,2 до 696,5 млн рублей. Но чистая прибыль за год сократилась на 5 млн рублей, с 33,5 до 28,5 млн рублей. При этом зафиксирован заметный рост по статье управленческих расходов.

Туда или сюда?

По словам Ширшиной, сегодня у ОМК есть «несколько рабочих вариантов, по которым идут переговоры». В том числе, говорится о возможном строительстве нового завода в Ленинградской области, переезде в помещения двух недействующих заводов в Псковской и Вологодской областях или получении площадей ММЗ.

По словам Ширшиной, с последним вариантом также возникли странности. В конце августа руководство пожелало ознакомиться с имуществом и помещениями банкрота и согласовало встречу с арбитражным управляющим. Однако тот позднее поменял свое решение.

— Сегодня мы не имеем информации о полном перечне помещений, оборудования и другого имущества Медвежьегорского молокозавода, которое выставлено на продажу, - констатировала Ширшина. - Мы не знаем, обременены ли помещения договорами аренды, и рассматриваем участие в торгах только после того, как точно будем понимать, в каком это все состоянии и на каких условиях арендатор находится в этих зданиях.

Это заявление выглядит немного странным хотя бы потому, что арендатор ММЗ («Сила Инвеста») всем давным-давно известен. Да и сведения о лотах, опубликованные на веб-портале РАД, довольно подробны. Данные (пусть и минимальные) об имуществе, которое находится в залоге, там тоже есть.

Ширшина призналась, что поведение арбитражного управляющего вызвало «странные эмоции», однако сам он ничего предосудительного в своих действиях не видит. В разговоре с журналистом «КарелИнформа» Федор Шпет подчеркнул, что более остальных заинтересован в реализации вверенного ему имущества, представляя интересы банкрота. Ведь чем больше участников заявляется на аукцион – тем лучше. Тем не менее, как считает управляющий, встречаться с руководством ОМК на данный момент смысла нет: торги приостановлены из-за жалобы в карельское УФАС.

Подозрительный сюрприз

Разбирательства в антимонопольной службе спровоцировало ООО «Вега», небольшая фирма из Петрозаводска. Как сообщали местные СМИ, частники посчитали информацию о торгах недостоверной, а также обратили внимание на возможные преференции «Медвежке» со стороны карельских властей.

О самой фирме известно немного. По сведениям ЕГРЮЛ, компания зарегистрирована на Ключевой, имеет уставный капитал в 10 000 рублей, занимается оптовой торговлей и бухучетом, арендой имущества и финансовым консультированием. Зато имеет отношение к «Ленторгу», детищу упомянутого Василия Попова. Совпадение?

— Я знаю, что это одна из фирм «Ленторга», - объяснила на пресс-конференции Ширшина. - Но никому никаких указаний подавать жалобу я не давала. В данном случае и «Вега», и Олонецкий молочный комбинат действуют абсолютно сообразно здравому смыслу. Все заинтересованы в том, чтобы торги прошли максимально прозрачно.

Почему тогда в УФАС не обратился ОМК? Ведь он хоть и не кредитор, но потенциальный участник торгов, что вряд ли относится к «Веге»?

— Честно говоря, даже о том, что состоялись торги, мы узнали из СМИ, - пояснила нам Ширшина. - Возможно, я бы обратилась в УФАС, но прав было бы гораздо меньше, мы не являемся кредиторами. Но хочу подчеркнуть, что мы сработали в одном направлении. То, что сделала «Вега», мы полностью поддерживаем.

Любопытно, что Олонецкий комбинат попросил о встрече с Федором Шпетом уже после того, как жалоба от «Веги» поступила в УФАС. Об этом он сообщил нам, комментируя свой отказ. Что же помешало руководству ОМК ознакомиться с имуществом банкрота раньше? И как такие знаковые торги могли стать сюрпризом для крупного игрока на местном рынке?

Как бы то ни было, объяснений происходящему комбинат не дает. Может, политика? Этакая месть Василию Попову?

— Мне не хочется привлекать сюда политические моменты, - осторожничает Ширшина. - Думаю, что здесь эмоционально-нерациональный сплав в решениях.

Журналисты на пресс-конференции не отставали: может, скрытые интересанты, бардак в управлении госимуществом?

— Не хочу даже размышлять, каковы причины того или иного поведения каких-то сторонних людей, - парировала директор. - Мне даже неинтересно про это думать, обсуждать чьи-то действия. Могут быть разные варианты, я же не господь бог, чтобы сказать, что там.

Не менее осторожно Ширшина прокомментировала и возможные преференции питерским арендаторам со стороны властей. По ее мнению, высказывание Парфенчикова лишь говорит о его возможных «симпатиях». Руководство ОМК официально пыталось встретиться с главой республики, но пока удалось переговорить только с министром сельского хозяйства РК Владимиром Лабиновым.

«Не было никогда»

Мнение главы министерства по поводу каких-либо предпочтений однозначно.

— Абсолютно никаких ограничений нет, эта тема никогда не поднималась, не возникала, - рассказал нам Владимир Лабинов. - На эту тему у нас никогда с олонецким руководством вопросов не было: мы не мешали, не содействовали, этого просто не было никогда, вот и все.

По его словам, власти заинтересованы в скорейшем проведении торгов, чтобы банкрот смог рассчитаться с 20 млн рублей долгов по зарплате перед работниками бывшего молокозавода.

— Мы давно бы рассчитались с долгами по зарплате, если бы все помогали, а не мешали, - отметил министр, говоря о жалобе «Веги» в УФАС. - Так как на этом пути все только мешают, то процесс затягивается. На деятельности предприятия это никоим образом не отразится. А на ожиданиях работников?

Как считает Лабинов, новое юрлицо – молзавод «Медвежка» - посчитало нужным реанимировать производство ММЗ, и власти «всегда содействовали этому процессу». Не более того. А Олонецкому молокозаводу при выкупе арендуемых стен предлагалось обременение – хозяйство «Ведлозерское» для развития собственной сырьевой зоны.

— Мы предлагали возможность получения 5-процентного кредита, который будем субсидировать банку, компенсацию 30% стоимости стройки по факту ее завершения, - вспоминает Лабинов. – Мы были готовы оказать все меры поддержки, которые бы вкупе существенно превышали размер приобретения ведлозерского хозяйства.

Другое дело, что инициативу министра в правительстве не поддержали. Как и на ОМК, где посчитали «неразумным» развивать сырьевую зону в 150 километрах от предприятия.

Тем временем, руководству комбината остается грозить переездом в соседний регион. Правда, в министерстве к этому относятся скептически.

—Я не буду этого комментировать, потому что этого не произойдет, - пожимает плечами Лабинов. - Существует молочный завод, который нормально и хорошо работает, имеет долю рынка, устойчивые связи с поставщиками с хорошим сырьем.Теоретически все может быть, но думаю, что руководству хватит ума не заниматься поисками. «Лучшее – враг хорошего». Это всего лишь создание информационногофона.

***

С учетом всех мнений, возникшие «молочные» разборки, на наш взгляд, пока выглядят банальным переделом бизнеса с чуть преувеличенной политической окраской. Пока одни открещиваются от преференций, признаваясь в объективных «симпатиях», другие шантажируют рынок, ссылаясь на рост объемов производства, необходимость работы на другие регионы и возможную потерю налогов для региона.

Антимонопольная служба рассмотрит жалобу «Веги» 6 сентября. Предыдущее заседание было перенесено: представитель конкурсного управляющего не предоставил экспертам арендную документацию. По нашей информации, одна заявка на участие в торгах уже есть. Мы продолжим следить за развитием событий.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter