Госзакупки уничтожат архитектурные памятники Карелии

Аналитика
Госзакупки уничтожат архитектурные памятники Карелии
Госзакупки уничтожат архитектурные памятники Карелии
5 июня 2019, 11:41Евгения Лёгкая
Памятники архитектуры Карелии оказались на грани исчезновения. Причиной тому некомпетентность подрядчиков и реставраторов, приватизация и ФЗ №44, который отдает предпочтение тем, кто предложил наименьшую цену за свои услуги. О том, как реставрируют памятники культурного наследия в Карелии, в материале КарелИнформ.

В Карелии около 5 тысяч объектов культурного наследия. Из них около двух тысяч памятников архитектуры. В Петрозаводске их - 82. Все они в разном состоянии. В ближайшее время будут продолжены работы по реставрации архитектурных памятников федерального и регионального значения. На 2019 год из федерального бюджета на это выделено около 122 млн рублей. Недавно объявлена процедура на восстановление утраченных элементов Успенской церкви в Кондопоге, проведён основной этап реставрации на Успенском соборе в Кеми. В этом году его восстановление и близлежащей часовни продолжатся. Профинансирован проект церкви Александра Свирского в Космозеро. В 2018 году завершено проектирование церкви и часовни, расположенной на Троицком острове в Беломорском районе близ Ушково. Выделят деньги на комплексную реставрацию дома смотрителя в Марциальных водах.

Но профессиональное сообщество обеспокоено. Реставрировать исторические памятники приходят те, кто до этого строил жилые комплексы и коттеджи, а в портфолио иных лишь ремонты квартир и изготовление мебели.

«Страшно боюсь сейчас за дом Горного начальника, просто боюсь. Это самая старая постройка Петрозаводска, сохранившаяся до наших дней, 1786 год. Вот сейчас его поставят на реставрацию, а кто придёт, как будут реставрировать? Душа болит за бывший Губернаторский дом (нынче Национальный музей) на Круглой площади. Там только полдома привели в порядок. Здание страшно интересное, но очень сложное».Елена Ициксон, архитектор, член союза архитекторов СССР.

Сейчас разрабатывается проектная документация для Национального музея. Этим занимается организация, работавшая над объектами Смольного и участвовавшая в проектировании и строительстве Президентского кадетского училища. А вот в чьи руки попадут остальные памятники архитектуры – пока неизвестно.

Владислав Куспак, главный архитектор музея-заповедника «Кижи» рассказывает, что отреставрированных объектов хорошего качества как в Карелии, так и России совсем немного. И дело не в деньгах. Проекты защищают те, кто раньше не сталкивался с подобной деятельностью.

«Качество работы на объектах культурного наследия оставляет желать лучшего. Я состою в комиссии при минкульте России, рассмотрение проектов – каждый раз головная боль. Приходят либо неспециалисты, либо молодёжь, которая многого не знает. Хороших плотников тоже не найти. Им проще работать на коттеджах. Те, кто имеет хорошие плотницкие навыки, под Питером дачи рубят. А церкви - тяжёлая работа, для энтузиастов. Это всегда большие объёмы, условия командировки».Владислав Куспак, главный архитектор музея-заповедника «Кижи».

Даже организации, имеющие лицензии Минкульта РФ, далеко не всегда высококлассные специалисты. Реставраторы, которые берутся за старинные здания порой впервые сталкиваются с подобными задачами, не знают региональной специфики объектов, не умеют работать с памятниками деревянного зодчества. Но пока не будут внесены поправки в Федеральный 44 закон о госзакупках, выигрывать по-прежнему будут те, кто предлагает наименьшую стоимость работ, при этом абсолютно не гарантируя качество их выполнения и, не имея зачастую нужных компетенций.

«Единый 44 закон не позволяет жёстко оценивать организации, допуская их на объект. До сих пор не решен вопрос о внесении организаций, которые плохо сработали, в список недобросовестных поставщиков с лишением права работы на памятниках впоследствии. «Строительная компания «ПГС II”, например, хорошо себя показала на Екатерининской церкви, а с Яндомозеро такой нам подарок преподнесла. Поэтому прогнозировать качественно ли будут предоставлены услуги по реставрации – сложно».Начальник Управления по охране объектов культурного наследия Карелии Юлия Алипова.

Варваринская церковь в Яндомозеро – самый проблемный объект на сегодняшний день. В 2015 году Министерством культуры России был согласован перенос из одной деревни Медвежьегорского района в другую деревянной церкви Великомученицы Варвары середины 17 века (1656 г.).

В нежилой деревне Яндомозеро старинную постройку разобрали, чтобы перенести в жилую соседнюю деревню Типиницы и сделать более доступной для туристов. Хотели по бревнам аккуратно её разобрать, перевезти и собрать на месте сгоревшего в 1970-е годы Вознесенского храма. Но что-то пошло не так…

Победителю тендера на завершение реставрации Варваринской церкви компании «ПГС II» предстояло организовать доставку оставшихся конструкций, подготовить новый фундамент и восстановить церковь. На это было выделено более 20 миллионов рублей.

Но сегодня её останки (по-другому не назвать, многие брёвна рассыпались и повреждены) лежат вдоль дороги, гниют. И чем дольше лежат, тем меньше шансов сохранить церковь.

«Если памятник разбирается, то собирать его лучше сразу. Если брёвна долго лежат, это, конечно, негативно сказывается на объекте. Но раз уж такая ситуация сложилась, нужно собирать её как можно быстрее и восстанавливать, а не рассуждать. Когда реставрация начнётся, нужно будет внимательно отсортировать брёвна и те из них, которые имеют сильные повреждения, не укладывать. Может быть, будет больше выбраковано брёвен, чем предполагалось вначале. Церковь до разборки была в очень тяжёлом состоянии. Но решили переносить, иначе её было уже не сохранить. Она могла сама разрушиться. Укреплять, как мы это делали с церковью на Лычном острове – не очень хороший вариант. Можно было, конечно, её всю жимами обтянуть, и она бы стояла, как калека».Татьяна Вахрамеева, архитектор, реставратор высшей категории

Архитектор Елена Ициксон тоже говорит, что со старыми брёвнами так нельзя. «Церковь, разобрали, бросили, не довезли, не доделали. Когда брёвна много лет - 100 или больше находятся в срубе их оттуда надолго вынимать нельзя. Как они потом будут себя вести, когда их через какое-то время соберут, неизвестно».

Юлия Алипова, начальник Управления по охране объектов культурного наследия Карелии: «Это был редкий случай, когда и религиозные организации, и общественность, и профессиональное сообщество на уровне российской федерации рассматривали этот вопрос. Министерство культуры России на тот момент посчитали, что перенос – единственный возможный вариант спасения данного объекта».

В Управлении по охране объектов культурного наследия Карелии говорят, что новая заявка на восстановление церкви одобрена, средства выделят на двухгодичный контракт.

«Особую тревогу среди объектов культурного наследия вызывают дома, находящиеся и в частной собственности», – говорит Юлия Алипова. Есть примеры хорошего содержания старинных домов. Такой – дом статского советника Казанского, построенный в 1906 году на Малой Слободской, 6.

Тут же на Неглинской набережной, 5а – памятник архитектуры, превратившийся в ветхое жильё. Его пожилым хозяйкам просто не под силу содержать пусть даже и такую ценность – усадьбу Букиных 19 века. Меры поддержки собственников уникальных памятников архитектуры у государства нет. Зато предусмотрен механизм реализации объектов за один рубль по приватизации. Удачных примеров этой программы по России крайне мало. Неудачных стало на один больше в Петрозаводске.

«Сейчас просто необходимо восстанавливать дом Богданова. Его раздели, он стоит голый», - говорит Елена Ициксон, архитектор, член союза архитекторов СССР.

В прошлом году в Петрозаводске началась реставрация старинного здания 19 века. Да как резво… И можно ли это назвать реставрацией?

Дом Богдановых был построен в 1870 году и представляет историко-архитектурную ценность как образец жилого дома Петрозаводска конца 19 века. Новому собственнику – владельцу фирмы, специализирующейся на строительстве промышленных объектов, административных зданий, дач и коттеджей он достался всего за один рубль. Памятник архитектуры был продан за бесценок с условием, что новый владелец восстановит исторический облик здания. Но надо ли говорить, что тот не стал церемониться с особенностями почтенного старика…

Обшивку дома рабочие ободрали, изнутри тоже, до брёвен, старые рамы были выломаны, декоративные карнизы и наличники свалены у дома на землю. Уже почти год по дому гуляет ветер. «Забор постоянно падает, а недавно там жил бомж», - рассказывают жильцы соседних домов.

Из-за допущенных нарушений собственник получил предписание от Управления по охране объектов культурного наследия РК об остановке работ.

«Он согласовал проектно-сметную документацию и без разрешения вышел на объект. Видимо, когда молодой человек приобретал дом Богданова, думал, что ему удастся пойти более лёгким путём. Он – владелец строительно-ремонтной фирмы и думал, что своими руками всё быстренько сделает. К сожалению, мы не можем воздействовать на него более жёстко, сроки он соблюдает».Юлия Алипова, начальник Управления по охране объектов культурного наследия Карелии

Но реставрация объекта культурного наследия - это не обычный ремонт. За ходом работ необходим авторский надзор фирмы, разработавшей ПСД. В данном случае – это ЗАО «ЛАД». Однако собственник не спешит заключать договор сфирмой, чтобы она официально вышла на объект. Получается замкнутый круг – делать ремонт сам он не имеет права, а без договора фирма не может начать контроль за объектом. Так и стоит дом уже почти год без ремонта и надзора. «Остаётся только надеяться, что не в его интересах затягивать с восстановлением здания. Согласно закону о приватизации до состояния свадебного торта он должен довести объект за 7 лет», – рассказывает Юлия Алипова.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter