«Возьмите гробовые и я останусь»: как поставщики соцуслуг в Карелии лишились субсидий

Аналитика
«Возьмите гробовые и я останусь»: как поставщики соцуслуг в Карелии лишились субсидий
3 апреля , 15:33Фото: Медиахолдинг1Mi
В Карелии решили поменять правила выделения субсидий коммерческим и некоммерческим организациям — поставщикам социальных услуг. Из-за этого без финансирования остались две важные организации — приют для женщин с детьми «Мама-Дом» и социальный дом для одиноких пожилых и инвалидов «Моя бабуля». Разбираемся в ситуации.

Социальные услуги в России оказывают не только государственные учреждения, но и частные фирмы и некоммерческие организации. Если они попадают в соответствующий реестр, то могут, соблюдая определенные правила, получать от государства компенсацию своих затрат. Однако в 2020 году карельские власти решили, что субсидия отныне будет выплачиваться по итогу конкурса, а участвовать в нем могут только социальные некоммерческие организации. Ответ министерства социальной защиты прост — денег нет. Если в прошлом году на субсидию было потрачено 67 миллионов рублей, то в бюджете 2021 года на эти цели заложено 18,77 миллионов рублей. Коммерческие организации «ушли за скобку» по той причине, что они нацелены на извлечение прибыли.

«Накопил на похороны, давайте оплачивать»

Из-за таких изменений с 2021 года субсидии перестал получать социальный дом для одиноких пожилых людей и инвалидов «Моя бабуля», который на протяжении нескольких лет получал субсидию из бюджета республики для возмещения расходов по содержанию стариков. По закону взять с таких постояльцев пансионата за проживание можно не более 75% их пенсии, а разницу до установленного стандарта покрывает государство. Оказавшиеся в подобном положении пожилые люди могут получать помощь по индивидуальной программе. При её наличии они имеют право выбрать любое учреждение, как государственное, так и не государственное, которое зарегистрировано в реестре поставщиков услуг. При наличии мест учреждение отказать им не имеет права и обязано заключить договор.

Около 60 таких постояльцев проживают в пансионате «Моя бабуля» и еще порядка десяти находились в очереди. Однако из-за лишения возможности получить субсидию директору социального дома пришлось объявить о сокращении мест с 1 апреля.

«Наша компания не намерена становиться дискаунтером в сфере социальных услуг и снижать качество своего сервиса… Принятое решение было трудным для нас, и мы использовали все имеющиеся в распоряжении компании ресурсы для решения данного вопроса», — объяснила такое решение руководитель пансионата Наталья Ефимова.

И, действительно, на что фирме содержать стариков — никого не интересует. Чиновники обтекаемо отвечают, что всех пристроят в государственные учреждения. Однако власти не учли, что закон гарантирует получателям соцуслуг право выбора поставщика. Более того, в листе ожидания только Петрозаводского дома-интерната для ветеранов стоит более 80 человек. Поэтому пенсионеров остается отправить только в районы — Калевальский, Олонецкий или Сортавальский. Но кто туда поедет? Более того, проживающим в пансионате нравятся условия, у них уже сложились отношения и круг общения.

«Естественно, родственники постояльцев отказывались от переезда, потому что предложено только временное проживание и только в районах. Помимо этого, все медикаменты и средства ухода родственники должны привозить туда», - рассказала директор «Моей бабули» Наталья Ефимова.

Она также добавила, что сами постояльцы очень тяжело восприняли новость о том, что некоторым придется переехать.

«Самая шокирующая фраза от человека, у кого нет родных или родственники уже сами пожилые: „Возьмите у меня гробовые, я накопил на похороны, давайте будем оплачивать и я останусь здесь“. Это тяжело. Часть людей забирают, так скажем, „домой“. Но у нас есть сомнения по поводу будущих условий их проживания. Не все будут жить в семье, некоторые — в неблагоустроенном жилье и одни», — рассказала руководитель «Моей бабули».

Всего в списке на выселение из пансионата было 18 человек, а согласились на места в районных госучреждениях только восемь. Из остальных десяти некоторые решили перейти на платную основу (1000-1200 рублей в сутки, в зависимости от требуемого ухода), а кого-то забирают родственники.

При этом близкие постояльцев пансионата, которые согласились перевезти пенсионеров в районный дом престарелых, столкнулись с еще одной проблемой. Некоторые люди являются инвалидами и отвезти лежачего человека не так легко, а социальное такси оказалось дорогим — к примеру, из Петрозаводска до Калевалы 20 тысяч рублей.

Конкурс будет?

После бурного обсуждения ситуации Минсоцзащиты Карелии все же решило объявить конкурс для поставщиков социальных услуг на предоставление субсидии в 2021 году для коммерческих организаций. Все заявки принимаются с 13 по 26 апреля. Однако в отборе присутствуют не все номинации. В первую очередь, это касается надомного обслуживания по ИППСУ. Граждане, признанные нуждающимися в помощи «на дому», в 2021 году не смогут получить данные услуги в коммерческих организациях, в отличии от НКО, у которых данная номинация была в отборе.

«У получателей социальных услуг вновь отняли право выбора поставщика по данному виду услуг. Ждали этих услуг у нас многие, но мы будем вынуждены отказать. Учитывая, что из коммерческих организаций, состоящих в реестре данные услуги заявлены только у нас, выбор у граждан остается только один — обратиться они смогут за помощью исключительно в государственные учреждения. Выбрать себе по душе поставщика из реестра не получится», — пояснила директор «Моей бабули» Наталья Ефимова.

Кроме того, согласно постановлению карельского правительства, для получения субсидии поставщик соцуслуг, с которым заключено соглашение, до 15-го числа месяца, следующего за отчетным, представляет в министерство заявку. Однако подписывать соглашение с организациями планируется 21 мая.

«Следуя данному документу, на наши затраты за декабрь, январь, февраль, март, апрель подать заявку мы уже не сможем? Допустимые сроки вышли? Оплошность при составлении или специально продуманная схема? Я очень надеюсь, что я просто пропустила какое-то изменение. Или может это очередная опечатка? По-моему, сначала нужно организовать конкурс, а потом поставщики набирают подопечных исходя из бюджета. А как можно организовывать отбор почти в середине года? Мы по факту за декабрь еще не всю субсидию получили», — отметила Наталья Ефимова.

Сейчас организация «Моя бабуля» оказалась в непростой ситуации — оказывая услуги за свой счет в течении нескольких месяцев, фирма не знает, на что рассчитывать. Ведь участие в конкурсе не дает никаких гарантий.

«Раньше у нас хотя бы были гарантии, что мы рано или поздно эти деньги получим. И поставщики терпели, ждали (когда нам выплатят субсидии) и мы находили какой-то выход. А сейчас не понимаем, как быть. Идея конкурса неплохая, но это должно делаться до нового года, чтобы мы могли понимать, сколько человек мы можем обслуживать в течение года», - отметила директор пансионата.

Нет документов?

С проблемой касательно субсидий столкнулись не только коммерческие, но и некоммерческие организации. Под серьезной угрозой и социальный приют для женщин «Мама-дом», который не прошел конкурс на поддержку от Минсоцзащиты по неизвестным обстоятельствам: в ответе ведомства сказано, что организация недополучила каких-то семи баллов.

«Ситуация до сих пор непонятна. Сначала нам прислали письмо о том, что мы не добрали семь баллов, без каких-то объяснений. Непонятно, как высчитывали баллы и сколько надо было набрать, сколько мы набрали в принципе. После этого мы узнали, что нам не хватило каких-то документов при том, что все эти документы у нас есть внутри организации, но запрошены они не были. Минсоцзащиты нам понятно и доходчиво так ничего и не ответило», — рассказала директор «Мамы-Дома» Людмила Драгунова.

Выяснить каких именно «бумаг» не хватило министерству, приют смог только через карельских депутатов. Оказалось, что речь шла о документах специалистов (психологов и юристов) организации, подтверждающих их квалификацию. Однако Минсоцзащиты не учло тот факт, что данные специалисты не находятся в штате и работают в фонде на добровольной основе, что является совершенно нормальной практикой для многих НКО.

«В штате у нас находятся обязательные сотрудники — коменданты, чтобы приют мог работать круглосуточно. А все специалисты — добровольцы. Мы НКО, мы имеем право привлекать специалистов с соответствующим образованием на добровольной основе. В штат брать психологов и юристов очень дорого. Сейчас мы пытаемся через депутатов довести до министерства данную информацию — у нас есть эти специалисты, все они с образованием, сделана картотека на каждого, все документы имеются. Главное, чтобы эти документы приняли во внимание», — рассказала Людмила Драгунова.

На одном из заседаний Заксобрания Карелии, где обсуждалась данная тема, глава Минсоцзащиты Ольга Соколова заявила, что госучреждения готовы принять подопечных НКО. Однако в ведомстве вновь не ушли, что у граждан есть право выбора поставщика социальных услуг. И «Маму-Дом» они выбрали не просто так.

«Мы моментально реагируем на обращения женщин — сразу не требуем никаких документов. Ведь сначала человеку нужна помощь, а потом уже все бумаги собирать, - отметила директор приюта. - В госучреждениях ситуация тоже непростая. Так, мы привозим продукты в социальную гостиницу, которая также принимает женщин, оказавшихся в трудной ситуации. Государственная структура запрашивает у фонда продукты, потому что у них нет средств, нечем кормить женщин и детей, нет подгузников. Более того, комната там предоставляется на 2-3 дня, а у нас семьи могут проживать и полгода — в зависимости от ситуации».

По словам Людмилы Драгуновой, власти недооценивают значимость приюта. Уже более двух лет «Мама-Дом принимает женщин с детьми, многие из них страдают от домашнего насилия и просто сбегают в синяках и с побоями (особенно такие случаи участились в пандемию). Нередко в приют жительниц Карелии привозят даже полицейские.

За последние два года в помещении организации удалось сделать хороший ремонт и сейчас как никогда требуются финансовые средства.

«Нам иногда говорят: „Ну вы же получили субсидию три миллиона на год“. Но ведь 1,8 млн из них — зарплата сотрудников, плюс ремонт, еще все расходы на аренду, обеспечение семей продуктами и многим другим. Эти три миллиона хватает только на существование фонда, и то не всегда. Однако на развитие средств, конечно, нет», — отметила Людмила Драгунова.

По словам директора фонда, она обсудила ситуацию со специалистами из других регионов России. Оказалось, что где-то государство помогает аналогичным НКО с имуществом — предоставляет площади на безвозмездной основе.

«А мы же платим аренду, содержание, коммуналку и многое другое. То есть субсидия нам приходит, мы все оплачиваем и для развития фонда ничего не остается. По сути, все деньги мы и возвращаем в бюджет», - заключила Людмила Драгунова.

***

В Минсоцзащиты Карелии на контакт по данным вопросом не идут. Ответ на запрос оказался максимально коротким. «Информационные письма о проведении отбора заблаговременно были направлены в адрес всех СОНКО из числа поставщиков социальных услуг, в том числе в адрес благотворительного фонда „Мама-дом“… Условия проведения отбора, требования к его участникам являются едиными и обязательными для всех участников. Решение по итогам отбора принимается комиссионно. К сожалению, благотворительный фонд „Мама-дом“ представил пакет документов, не позволивший набрать необходимое количество баллов для принятия комиссией положительного решения о предоставлении субсидии», — ответили в министерстве. Ну, а как ситуация сложится в дальнейшем и удастся ли «Моей бабуле» и «Мама-Дому» получить субсидии, покажет время.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter