Любой ценой: почему переселенцев в карельском поселке отправляют жить в халупу
Аналитика

Любой ценой: почему переселенцев в карельском поселке отправляют жить в халупу

2 августа , 11:33Photo: Ольга Забулонова
План по расселению аварийного жилья в Карелии в прошлом году был перевыполнен. Но что пришлось пережить тем, кто поменял старое жилье на новое? Или вовсе не новое?

Поселок Гирвас в Кондопожском районе сложно назвать образцово-показательным в жилищном плане. Несколько блочных «многоквартирников», крепкие «хозяйские» дома, выстроенные за свой счет, и ветхие избушки с туалетом на отшибе. В одну из таких по решению суда недавно переселили Ольгу Забулонову, молодую женщину, воспитывающую ребенка.

Ольга – сирота. Ее родной дом был признан аварийным в ноябре 2017 года. В администрации Ольгу убедили: волноваться не о чем. Нужно немного подождать – и ключи от нового жилья будут. И они действительно появились. От квартиры в деревянном восьмиквартирном доме, расположенном на улице Кондопожской.

Это дом, в котором Ольга жила до того, как его признали аварийным
Photo:Ольга Забулонова

Ольга признается, что очень удивилась, когда отправилась осматривать предложенные хоромы. Потому что они мало чем отличаются от того дома, в котором прошло ее детство. Такой же деревянный дом с печкой. Да еще и туалет – в дальнем конце двора.

«Воды горячей нет, как я жить там буду? А этот туалет, который в 50 метрах от дома, как в него зимой ходить? - спрашивает Ольга, показывая фото дома. - В большинстве остальных квартир никто постоянно не живет, дачники только летом приезжают. Мне сказали, что ничего другого нет».

Такое положение дел Ольгу не устроило, и она обратилась в суд – с тем, чтобы изменить порядок исполнения судебного решения. Просьба у жительницы поселка была всего одна.

«Я понимаю, у нас тут нет другого жилья в поселке, это действительно так. В многоквартирных домах никто жилье не продает. Но такое переселение нарушает мои права. Я не против получить жилье и в Кондопоге», - объяснила Ольга.

Из родного Гирваса женщина переехала в Кондопогу, нашла работу, устроила дочь в школу и кружки. Квартиру в райцентре маленькая семья снимает, на что уходит немалая часть бюджета. Но другого варианта Забулонова не видит – возвращаться в «хибару» совсем не хочется.

Где родился – там и пригодился?

Суд, несмотря на то, что Ольга в Гирвасе не живет, удовлетворить ее иск отказался, сославшись на то, что раз истица зарегистрирована в Гирвасе – там ей и оставаться. В администрации на запрос ответили: от обитателей квартир на Кондопожской улице претензий по техническому состоянию дома не поступало. Дом не аварийный, для жилья вполне пригодный. Оснований для поиска других вариантов не нашли.

В свою очередь, в Минстрое РК отметили, что обращение Ольги внимательно рассмотрели. Но, увы, ничего сделать нельзя, ведь дом, в котором Ольга жила до переселения, был признан аварийным в ноябре 2017 года. А адресная программа по переселению из фонда, признанного аварийным в 2012-2017 годах, в 2019 году, когда была начата переписка, только разрабатывалась.

Есть другая история – из того же Гирваса. С очень похожими исходными данными. Анна (имя героини изменено по ее просьбе – прим. ред.) - тоже сирота, прошедшая тот же путь с признанием дома аварийным и обиванием порогов суда ради нового жилья.

«В решении суда было написано – предоставить жилье в Кондопоге или Кондопожском районе, - объяснила нам Анна. - Сначала мне показали одну квартиру в деревянном доме в 20 километрах от Кондопоги. Квартира была просто шикарная. Но рядом нет никакой инфраструктуры. Ни поликлиники, ни аптеки. Вариант был очень достойный, но только если у тебя есть своя машина. Я отказалась. Потом я переехала в Петербург, где живу и работаю сейчас, снимая жилье. Буквально через месяц после первого показа мне предложили еще пять или шесть вариантов в Кондопоге. Я выбрала тот, что меня устроил. Теперь это мое жилье».

Роковые 24

При этом Анна отмечает: решение о предоставлении жилья взамен аварийного суд вынес буквально за 10 дней до ее 24-го дня рождения. Если бы в истории Ольги был этот маленький люфт по времени, в ее жизни все могло бы сложиться иначе.

Дело в том, что по российскому законодательству дети, оставшиеся без попечения или потерявшие родителей до совершеннолетия, имеют определенные льготы до 23 лет включительно. Как только человеку исполняется 24 года, он больше не может претендовать на помощь со стороны государства из-за своего нелегкого детства. Ольга же получила свое «новое» жилье спустя непродолжительное время после того, как ей исполнилось 24.

«Я считаю, что мою историю специально затягивали. Тянули-тянули, и дотянули», - полагает женщина.

Оставаться жить в доме на улице Кондопожской Ольга не хочет категорически, поскольку усматривает в выделении такого жилья ущемление своих прав. Ведь программа переселения должна, по логике, улучшать жилищные условия. Ольга консультировалась с адвокатами и пришла к выводу, что единственный путь для нее – признать жилье, выданное взамен старого, аварийным:

«Я понимаю, что муниципальная комиссия его таковым не признает. Значит, буду вызывать экспертов частным образом».

Требовать и ждать

Такого же мнения придерживается и представитель карельского судейского сообщества, которого «КарелИнформ» попросил прокомментировать ситуацию.

«В России прецедентного права нет, - отметил он. - Решение, выносимое судом, может зависеть от множества факторов. В том числе, от личностей участников дела. В данном случае суд решение о предоставлении жилья вынес. Отказа нет, нарушения прав нет. Единственный возможный в данном случае вариант – требовать признания нового жилья аварийным. Да, это не быстро. Но других альтернатив нет».

Так или иначе, в судебном решении, которое было вынесено по делу Ольги, значится, что вновь предоставленное жилье должно соответствовать требованиям благоустройства – применительно к поселку Гирвас.

Что интересно, в Карелии случаи переселения из «аварийки» в неблагоустроенное жилье зафиксированы. Например, в Суоярвском районе местному жителю предоставили двухкомнатную квартиру без канализации и водопровода. Но этих коммунальных чудес в поселке нет в принципе. А переселять человека в другой населенный пункт суд не счел нужным. Как оказалось, программа расселения аварийного жилья предполагает не улучшение жилищных условий, а их компенсацию.

"Новое" жилье
Photo:Ольга Забулонова

Много таких случаев и в Петрозаводске, где людей переселяют в неподходящее жилье. Власти при этом опираются и на требования, установленные законодательством, и на финансовые возможности. А «новоселы» - на понятие комфорта.

Аварийный рейтинг

Расселение аварийного жилья – «больная» тема для Карелии. В феврале этого года в Фонде содействия реформированию ЖКХ сообщили о приостановлении финансирования программы (говорилось о 387,7 миллиона рублей), поскольку регион не обеспечил заключения договоров, которые способствовали бы расселению 90 процентов аварийной площади. Карелия справилась менее чем с 47 процентами.

До конца 2023 года региону надо расселить больше 160 метров аварийного жилья в домах, признанных аварийными до 2017 года. Только после этой даты в регионе было признано таковыми… уже 520 тысяч «квадратов».

Глава Карелии Артур Парфенчиков не так давно обозначил рейтинг районов, которые справляются с расселением лучше всех – и хуже всех. Среди «ударников» - Беломорский, Кемский, Суоярвский, Медвежьегорский районы. В «середняках» - Петрозаводск, Пряжинский район, Сегежский, Пудожский и Прионежье. В хвосте рейтинга оказались Питкярантский, Муезерский и Кондопожский районы.

При этом руководитель региона не просто огласил весь список, но также подчеркнул: от позиции в рейтинге будет зависеть распределение денег на реализацию всей программы. И во главе угла – оперативность.

В январе этого года губернатор ездил в Кондопожский район, где встречался с населением и, в том числе, говорил об «аварийке». Оказалось, дело это далеко не сиюминутное. Так, в муниципалитете необходимо расселить 5,3 тысячи квадратных метров аварийного жилья и дать новое «квадраты» 467 людям.

«В Кондопожском районе до 2017 года признано аварийными всего 16 многоквартирных домов, - написал в соцсети по итогам встречи Парфенчиков. - Именно эти дома будем расселять в ходе действующей программы. Часть - уже в этом году, для чего планируем приобрести 60 квартир на вторичном рынке жилья. Для остальных построим новое жилье в следующем, 2021 году. Подготовительная работа проведена, застройщик приобрел участок для строительства. Сейчас перед нами стоит задача как можно быстрее завершить программу, рассчитанную до 2025 г. Тогда мы сможем приступить к расселению домов, признанных аварийными после 2017-го, а их в Кондопоге 95».

Аварийный поселок

Услышав о «вторичке» можно представить себе пусть не новую, но вполне благоустроенную квартиру в многоэтажке. Возможно, требующую ремонта – и даже не самого мелкого. А можно представить деревянное строение без туалета и с печкой. Понятно, что интерес застройщиков к Гирвасу, где зарегистрированы чуть больше тысячи человек, а живет – и того меньше, скромен, если не сказать, ничтожен.

Глава Гирваса Ольга Сивоконь от разговора о хорошо известной ей проблеме Ольги Забулоновой уходить не стала.

«У нас почти весь поселок можно смело включить в программу расселения аварийного жилья, - объяснила она. - Но на данный момент признано аварийными шесть или семь домов – в 2017 и 2019 годах. Почему так мало? Вопрос в деньгах. На сколько обследований на предмет аварийности хватило, столько домов аварийными и признано. Я каждый год подаю огромные списки жилья в районную администрацию».

Квартира, выданная героине нашей статьи, была отнесена главой поселка к разряду тех, «в которых можно жить». И дом на Кондопожской улице принадлежит району. «У меня много пустующих помещений. Но жить в них нельзя», - отметила Сивоконь.

Дом Ольги, признанный аварийным. Он не единственный такого сорта в поселке.
Photo:Ольга Забулонова

Строительство жилья для переселенцев планируется в Кондопоге и Янишполе, но гирвассцам в этих новостройках, по мнению собеседницы «КарелИнформа», жилье вряд ли достанется. Да и не всем оно, как выяснилось, нужно:

«Многие жители поселка не готовы уезжать с малой родины из-за возраста. Кроме того, если люди начнут уезжать, о каком развитии поселка вообще пойдет речь? Власти республики говорят, что можно ездить в райцентр работать, ведь недалеко. Но насколько вероятно, что после работы человек захочет тратить время на дорогу?»

При этом найдись застройщик, готовый возвести многоквартирный дом для переселенцев прямо в Гирвасе, местные власти постарались бы максимально облегчить процедуры, не затягивая с документами. С участком все просто: достаточно снести хибарки, уже признанные аварийными. Но, увы, Гирвас в ближайших планах не фигурирует.

Несмотря на все сложности, Ольга Забулонова намерена продолжить борьбу за право на жизнь в приличных условиях:

«У нас таких историй много. Знаете, что мне люди говорят? «Если вам удастся получить нормальное жилье, мы тоже будем бороться».

Photo:Ольга Забулонова

В этой истории есть один весьма показательный момент. Даже если Ольга въедет-таки в «деревяшку» на Кондопожской, обживется и сделает ремонт (который будет стоить денег), может возникнуть другая проблема. В обозримом будущем этот дом тоже должен быть признан аварийным, ведь и он далеко не нов. Значит, потребуется снова искать жилье в Гирвасе. И снова переселять людей в устаревшие во всех смыслах варианты?

Историй таких множество, и каждая из них – еще одна иллюстрация к тому, как именно в карельской глубинке выполняется программа расселения.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter