«Цифровая верфь» как мыс доброй надежды

Аналитика
«Цифровая верфь» как мыс доброй надежды
«Цифровая верфь» как мыс доброй надежды
1 июня, 18:03Фото: Пресс-служба Правительства Карелии
Благодаря федеральной поддержке и верной стратегии правительства РК, Онежский судостроительный завод становится основой экономической стабильности Карелии.

Рассматривая итоги пятилетней работы Артура Парфенчикова на посту Главы РК, невозможно пройти мимо возрождения Онежского судоремонтного судостроительного завода. Она стала наглядным воплощением главного политического слогана руководителя республики «Карелии — федеральную поддержку». Парфенчикова нельзя назвать соавтором данной истории, он начался еще до его избрания.

Но с самого начала новый руководитель региона точно почувствовал, что основным лоббистом интересов ОССЗ является лично секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. И сделал все возможное для того, чтобы связь республики с одним из первых лиц государства стала еще прочнее. Как результат — мега-контракт на строительство краболовов и т. н.

«Цифровая верфь» — пилотный проект программы радикальной цифровой модернизации, на основе которого будет создаваться новая судостроительная промышленность России. Глобальная цель этого начинания — сделать Россию независимой от «корабельного» импорта, в долговременной перспективе обеспечить гражданский речной флот страны судами современного уровня. И достижение ее началось у нас, в Петрозаводске.

Разваливали намеренно

До 90-х годов прошлого века Советский Союз был одним из лидеров мирового судостроения. Крупные заводы производили необходимые для народного хозяйства гражданские и военные суда. Работали и на свои пароходства и флоты, и на экспорт. С развалом СССР мы ведущие позиции утратили. Новые экономические и геополитические реалии тому причина.

Есть эксперты, которые утверждали и утверждают — не без основания, надо сказать — что российское судостроение разваливали намеренно, пытаясь заставить страну все сильнее зависеть от экономики Запада и, в то же время, получить огромную прибыль для западных компаний.

И корабли, и локомотивы

Должно было пройти почти два десятилетия, чтобы Россия начала понимать, что без собственного производства ей не обойтись. Замечательно сформулировал необходимость восстановления отрасли директор Научно-исследовательского центра судостроения Калининградского государственного технического университета Денис Злыгостев:

«В ряде стран именно судостроение является „локомотивом экономики“. Потому что от этой отрасли зависит развитие смежных отраслей, начиная от добычи полезных ископаемых, производства стали и других металлов и заканчивая компьютерными технологиями. Потому что самое сложное инженерное сооружение в мире — это корабль, причем корабль надводный, а не космический, как ни странно это звучит».

Судостроение – один из локомотивов экономики

Помощь вовремя

Ответом государства на эти вызовы стала целевая федеральная программа «Развитие судостроения» сроком реализации до 2030 года. Подведомственность — Минпромторг России, Росморречфлот и Росрыболовство. Общее финансирование — более 600 миллиардов (!!!) рублей.

Программа предусматривает:

  • развитие судостроительной науки;
  • гражданской морской и речной техники;
  • производственных мощностей гражданского судостроения и материально-технической базы отрасли.

Итоговым результатом должно стать увеличение объема выпуска гражданской продукции российского судостроения в денежном выражении в 3,2 раза и повышение производительность труда в 4,5 раза. Именно этой инициативе правительства РФ обязан своим возрождением Онежский судостроительный завод.

Удивительно, но достаточно узкоспециализированная тема хорошо «зашла» в массы: в 2018 году ВЦИОМ путем опроса выяснил, что 88 процентов россиян приветствуют развитие отечественного судостроения и считают, что наши компании должны заказывать строительство судов исключительно на российских верфях.

Крутые повороты

Наш судостроительный завод — один из самых молодых подобных предприятий в России. При этом за свою короткую «жизнь» он успел пережить немало трудностей. В 2002 году базой для его создания послужили мощности судоремонтного подразделения знаменитого Беломорско-Онежского пароходства.

Теплоход «Ладога» Беломорско-онежского пароходства. Фото из газеты «ВОДНИК КАРЕЛИИ» от 14 августа 1973 года

Теплоход «Ладога» Беломорско-онежского пароходства. Фото из газеты "ВОДНИК КАРЕЛИИ" от 14 августа 1973 года

БОП протянет еще 5 лет и в 2007 официально перестанет существовать — гиганта советских времен похоронит рыночная экономика и низкоквалифицированный менеджмент новых владельцев. Однако завод отказался умирать вместе с «отцом» и продолжил попытки развиваться. Заказы были, но для прорыва их объемов не хватало. В 2012 году производство остановилось, была начата процедура банкротства. Работники лишились своих рабочих мест, средств к существованию. Казалось бы, все: вешай на ворота замок.

Вопрос нацбезопасности

Но судоремонтно-судостроительный завод в Петрозаводске поддержало Правительство России и Совбез. При непосредственном участии Николая Патрушева было принято решение о возобновлении производства и передаче имущества в государственную собственность, завод открылся заново. Причем с солидными контрактами. На церемонии открытия секретарь Совбеза сказал: «Очень важно, что у завода уже есть заказы на 2 миллиарда рублей, есть перспектива дальнейшей работы. Количество трудящихся на этом заводе будет возрастать, продукция, которую вы выпускаете, известна, — это не только суда класса „река-море“, возможно, в дальнейшем это будут морские и вспомогательные суда».

Николай Патрушев на ОССЗ

Первым со стапелей завода сошел лоцмейстерский катер «Крутояр». Он уже обслуживает средства навигационного оборудования (СНО), что обеспечивают безопасность мореплавания в акваториях морских портов страны в Северо-Западном бассейновом филиале «Росморпорта».

Май 2018-го. Спущен на воду катер «Фортуна» с ледовым усилением. Ушел в Калининград.

Июнь 2019-го. Судно «Ладожский». Оно предназначено для контроля судового хода на внутренних водных путях и акваториях портов, а также средств навигационной обстановки, может перевозить транспорт, грузы. Трудится в Санкт-Петербурге.

27 января нынешнего года на воду спущен первое из семи судов-краболовов для дальневосточной компании «Русский краб». Как сообщает пресс-служба предприятия: «За период активной деятельности на переоснащенном современным оборудованием заводе было построено 18 крупнотоннажных судов различного назначения».

Первый из семи новейших краболовов – построен!

Верфь цифровая — польза аналоговая

Проекты такого уровня невозможно организовать в вакууме, необходим очень высокий уровень интеграции в хозяйственную и ресурсную инфраструктуру местности. Поэтому в феврале 2018 года в Петрозаводске было подписано Соглашение о сотрудничестве между Правительством Карелии и Онежским судоремонтно-судостроительным заводом.

В марте того же года завод посещает министр транспорта России Максим Соколов с целью контроля за ходом создания т. н.

Максим Соколов (справа), Владимир Майзус и Артур Парфенчиков на ОССЗ

«Цифровой верфи» — так с чьей-то легкой руки именуется пилотный проект модернизации. О ней же шла речь на состоявшемся спустя четыре месяца совещании в Петрозаводске под председательством премьера Дмитрия Медведева. Иными словами, внимание федералов к заводу колоссальное, что и отметил в своем комментарии Артур Парфенчиков:

«Для нас очень важна поддержка, в том числе, на самом высоком уровне. Поэтому мы подняли этот вопрос на совещании и еще раз обсудили во время личной встречи. И поддержку председателя правительства мы получили. Такие проекты как Онежская цифровая верфь позволят нам подстегнуть развитие нашей промышленности, создать сотни рабочих мест, наполнить бюджет налогами».

Взлет актуальности

Несмотря на такое количество высокопоставленных «нянек», дитя растет крепкое, все глаза на месте. Правительство Карелии эффективно выполняет свою роль оператора федеральной поддержки и местных ресурсов.

«Мы чувствуем поддержку и помощь — моральную, организационную — Артура Олеговича Парфенчикова и членов его команды, — говорит руководитель ОССЗ Владимир Майзус, — Решаются вопросы создания и подключения вновь создаваемых мощностей к энергоресурсам. Это важно, поскольку требуется большой объем этих ресурсов».

Конечная цель любых инвестиционно-модернизационных проектов – благополучие людей

Спустя четыре года, когда на российскую экономику посыпались санкционные удары, актуальность больших индустриальных проектов, завязанных на госзаказ, буквально взлетает. Гарантированные заказы и прибыль с них обеспечивают налоговые поступления (укрепляют бюджет), занятость для тысяч человек (то есть доходы для их семей). В этом смысле «цифровая верфь» становится для Карелии одновременно бухтой спокойствия и мысом доброй надежды.

Андрей Окунев

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter