Рассвет на вершине Фудзиямы или как объездить весь мир

Рассвет на вершине Фудзиямы или как объездить весь мир
Интервью

20 августа 2018, 20:00
Екатерина Коломиец
Photo: Дмитрий Беленихин
Петрозаводчанин Дмитрий Беленихин побывал более чем в 80 странах и даже покорил Фудзияму и Килиманджаро. Каждое путешествие — невероятные приключения, красивые виды, новые знакомства и потрясающий подводный мир. Горожанин рассказал о своих поездках в интервью журналисту «КарелИнформ».

Дайвер и путешественник со стажем только за последние полгода побывал в Парагвае, Уругвае, Чили, Аргентине, Бразилии, Швеции, Финляндии, Норвегии, а также на Белом и Баренцево морях. В ближайшее время собирается отправиться в Исландию, Норвегию и вновь на Баренцево море.

В поездки Дмитрий обычно отправляется с членами дайвинг-клуба «Онего», руководителем и создателем которого он является. При этом путешествия не ориентированы исключительно на водные погружения, это лишь бонус к отличному приключению.

– В путешествие с вами могут отправиться все желающие. Вы ведь смотрите не только подводный мир? Как вообще составляется маршрут?

– 10-15 лет назад мы только занялись организацией поездок и были ориентированы на наших учеников, которые учились дайвингу и хотели путешествовать, реализуя полученные навыки. Потом мы начали организовывать дайвинг-сафари, фрахтуя на компанию 10-20 человек целый корабль, который на 5-7 дней уходил в море, где мы погружались на удаленных рифах. Получался такой водолазный круиз. География расширялась, и постепенно получилось так, что наши путешествия превратились в уникальные приключенческие туры по необычным странам, где дайверы бонусом могут еще и понырять.

Как обычно это происходит? Скажем, захотели мы поехать понырять в южную Африку с большими белыми акулами. Смотрим карту. Не так далеко от ЮАР находится Замбия и Зимбабве, на границе которых расположен водопад Виктория. В итоге включаем в план путешествия водопад, а заодно добавляем Намибию и Ботсвану, с удивительным сафари по реке Чобе. В другой раз едем нырять на Занзибар, принадлежащий Танзании, где находится высочайшая гора Африки Килиманджаро (5895 м). Ну как не покорить ее по дороге, а на обратном пути не заехать на сафари в Кению?

Абсолютно не стоит воспринимать наши поездки как водолазные туры для членов клуба и как что-то очень дорогое и «спартанское», или наоборот, роскошное. Вообще не так. Мы экономим огромные деньги за счет того, что пользуемся самыми недорогими перелетами, сами находим гидов, бронируем жилье и машины, получая возможность каждый день комфортно спать, готовить, перемещаться, смотреть на мир.

– А как дорого обходятся такие путешествия?

– Например, последняя поездка в Южную Америку: за одну поездку мы посетили Уругвай, Парагвай, Бразилию, Чили, Аргентину, Патагонию, поднялись на гору Фицрой, заехали в Буэнос-Айрес и Монтевидео, съездили на водопад Игуасу - самый большой на планете, поныряли с морскими котиками и в высокогорном озере. Всего мы проехали на машинах 4000 километров и пережили десяток перелетов, по пути было около десятка разных отелей. В общем, видели очень много. Для интереса мы узнали про этот маршрут в турфирме, где его сократили и упростили, оценив при этом на 450 000 рублей дороже на каждого. Для нас это стоило чуть больше 100 000 рублей.

Сейчас делали несколько поездок на север — Норвегия, наше Белое и Баренцево моря. Норвегия — одна из самых дорогих стран, а у нас недельная поездка с проживанием, ежедневными выходами в море и предоставлением снаряжения обошлась в 50 000 рублей. Ничтожно мало для таких стран. Но многие люди не ценят всего этого. Я зову кого-нибудь в наш тур, у меня спрашивают, во сколько это обойдется. Говорю, что в 100-150 тысяч рублей. Мне отвечают: «Да ты с ума сошел, я могу за 30 000 на всем готовом лежать у бассейна в Турции». Объясняю, что с нами ты будешь лежать в бассейне на крыше небоскреба, увидишь диких животных, аборигенов, вулканы, ледники, водопады, встретишь рассвет на вершине. Но люди этого не понимают: «Зачем идти, если можно лежать на пляже в Анапе или Анталии?»

В последний раз, когда мы ездили на Баренцево море, я был сильно удивлен составом нашей команды. Многие не понимают, что делать в этом месте и что там может быть интересного, и для меня это очень странно. Объездив 80 стран, наше Баренцево море для меня входит в топ 5, после Исландии, Галапагосов, ЮАР и Монголии. Это уникальное место, там невероятно красиво и очень интересно с точки зрения истории. Мы ездим в закрытую военную зону, где ржавеют подводные лодки, в сопках множество фашистских бункеров, стоят немецкие пушки, в море видим китов, дельфинов, добываем морские деликатесы, ныряем и живём в комфортных условиях. Я полгода, рекламировал эту поездку, ценой в 30 000 рублей, и собирал команду, а в итоге, из 17 человек петрозаводчанами оказались только трое, остальные — норвежцы, москвичи, англичане. То есть о нас знают даже в других городах и странах, они понимают, что это здорово, эксклюзивно и дешево, а карелам это нужно доказывать.

– Такие поездки обычно долго длятся? И много человек ездит с вами?

– Поездки обычно не длинные и занимают неделю-две, максимум три. Они ориентированы на то, чтобы большинство людей уложились в свой отпуск, успели в сжатые сроки посмотреть максимум всего интересного из тех стран, куда мы едем, но при этом не зависали долго на одном месте и не тратили лишних денег.

– На какую максимальную глубину вы погружались?

– 120 метров. Любительский дайвинг ограничен глубиной в 40 метров, потому что потом погружаться на обычном воздухе уже слишком опасно или невозможно. Если ты хочешь идти глубже, то делать это приходится в режиме технического дайвинга, используя другие газы, методики, дублируя и усложняя оборудование.

В Карелии кроме меня и моего напарника больше нет технических дайверов, способных выполнять продвинутые тримиксные погружения. Мы были первые россияне, кто обучался этому в условиях темной и ледяной воды Белого моря, хотя финальные этапы обучения проходили уже в Красном море. На глубину 120 метров я погружался восемь минут, подъем занял один час и пятьдесят минут с 21 декомпрессионной остановкой и использованием четырех разных газов, стоимость которых для меня тогда обошлась в тысячу евро. Для того, чтобы спланировать это погружение, вчетвером мы потратили несколько часов. Вообще, ошибаться на таких глубинах нельзя. На тебе весит 4-6 баллонов, и если на определенной глубине ты сделаешь несколько вдохов не из того баллона, то даже этого достаточно, чтобы погибнуть.

– А вообще дайвинг — это опасно? Во многих местах ведь акулы обитают...

– Опасно и по тротуару ходить. С акулами то же самое. Но соблюдение банальных правил гарантируют тебе безопасность нахождения под водой. Да и от акул ежегодно погибают в сотни раз меньше людей, чем от пчел. Иногда мы даже специально отправляемся куда-то в поисках акул — так, мы ездили в ЮАР, Австралию, на Филиппины и Галапагосы. Если дайвер соблюдает правила, то он в большей безопасности, чем купальщик или серфер. Хотя у меня была история, когда по стечению обстоятельств я остался один среди сотен акул (а на Галапагосах это не преувеличение), и одна из них проявила ко мне повышенный интерес, но все обошлось.

– Зимой вы тоже ныряете? Через экипировку не чувствуется холодная вода?

– Нет холодной воды, есть неподходящая экипировка. Я настолько мерзлявый, что почти никогда не купаюсь - если вода ниже 30 градусов, то надеваю гидрокостюм. При этом зимой я постоянно хожу под лед. В этом году, например, меня приглашали на работу в знаменитый дайв-центр на Белом море, где иногда приходилось совершать по 6 подледных погружений за день. В сезон туда трудно попасть, все расписано на год вперед, ведь Карелия — европейская столица подледного морского дайвинга. В отличие от других европейских морей, Белое не согревается Гольфстримом и замерзает, именно поэтому, иностранцы и искушённые россияне толпами едут нырять к нам за дикие деньги, а мы опять, в большинстве своем, не знаем и не ценим этого, задавая глупые вопросы: «А где нырять в Карелии, и не холодновато ли у нас?». Забавно, что живя и обучая всех желающих нырять в Петрозаводске, среди моих подледных учеников, китайцев, шведов и японцев едва ли не больше, чем карелов.

– Какая у вас самая любимая страна?

– Исландия! Я там был дважды, и сейчас поеду снова. Это уникальная страна. Говорят, что ехать туда стоит только тогда, когда ты уже видел всё. Она дорогая, не испорченная, где-то сложная, и очень востребованная среди искушенных туристов. Если ты за полгода не забронировал себе жилье и машины, то ты уже опоздал. Даже самый захудалый хостел будет занят. Но при всей востребованности, она остается очень дикой. В Исландии не увидишь толп туристов, ты можешь полдня ехать, изредка видеть какие-то маленькие поселки и быть в полном контакте с невероятной природой, которая меняется каждые несколько километров. Вулканы, ледники, водопады, гейзеры, айсберги, птицы, кони, горы, кипящие лужи, белые и черные пляжи, пемзовые поля, океан. Исландия вся разная и невероятная.

– Вы говорили, что покорили Фудзияму и Килиманджаро. Как это было?

– Все началось случайно. Мы отправились на Байкал и потратили на билеты 30 000 рублей, а оттуда долететь до Японии можно всего за 5000. Ну мы и подумали: почему нет? Взяли билеты на неделю, решили посмотреть несколько известных городов, понырять и подняться на Фудзияму, по дороге ещё и в Корею на пару дней заехали. К горе приехали вечером, всю ночь шли: холод, дискомфорт, потом горная болезнь (высота 3776 м). В самом конце, где несколько маршрутов сливается в один, возникла толчея из паломников, идущих на вершину именно к рассвету. Мы успели, и встретили этот восход солнца на вершине Фудзиямы, среди сотен японцев. Потом был чудовищно долгий и тяжелый спуск: ночью холодно, а утром очень жарко, пыльно, болезненно, плюс ты уже очень долго находишься в условиях высокогорья. Сложно, но, как говорят японцы, "каждый должен хоть раз в жизни подняться на Фудзи, но лишь безумец делает это дважды".

Фудзияма в сезон восхождений доступна практически для любого человека, а вот Килиманджаро — настоящая гора, высота её составляет почти шесть километров, и просто так, нахрапом, ее не возьмёшь. Чтобы подняться на вершину, неподготовленному человеку нужно адаптироваться и хотя бы 3-4 дня побыть на половине её высоты. Так вышло, что нам перенесли авиарейс, поэтому время подъема на Килиманджаро у нас было сокращено до 5-6 дней. За неделю и так тяжело подняться, а мы заранее выбрали еще и самый сложный и красивый маршрут. На третий день гиды сказали, что мы не дойдем, это нереально, и попытались вернуть всю команду вниз. В итоге мы уговорили их попытаться. Спасаясь от горной болезни и перегрузок, сидели на жутких объемах медикаментов, по десятку таблеток и 5 литров воды в день. Бесконечные головные боли, потеря аппетита, усталость, бессонница и другие «болячки». Финальный штурм у нас занял 36 часов, половину я не помню, сознание было сужено. Потом я выяснил, что по этому неисхоженному маршруту вообще поднимается один из десяти, а мы смогли все, еще и на день быстрее чем планировали, и без адаптации. Если не ошибаюсь, по горам и скалам прошли около 70 км, внизу было плюс 30 и дождь, наверху ночью минус 20. Было тяжело, отходили несколько дней: все ноги разбиты, спины болят, истощение.. Но оно того стоило!

– Вы видели столько удивительных мест, никогда не хотели переехать куда-нибудь?

– Никогда в жизни. Чем чаще я езжу, тем больше понимаю, что хочу жить только в Петрозаводске. Это великолепный маленький и все ещё уютный, не смотря на усилия властей, город. Здесь все родное, нет бесконечной суеты и шума больших городов, здесь не тратишь полжизни на пробки, можешь сразу после работы сесть на велосипед и оказаться в лесу, уйти на яхте или под кайтом в озеро, а можешь просто катнуть на скейте по набережной. На расстоянии одной ночи столица, море, Финляндия. Ну вот чего еще желать?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter