Наша жизнь есть то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий
12.10, 09:36

Геннадий Сараев: «Уверен, что сегодня каждый, кто работает с детьми - уполномоченный по правам ребенка»

Должность уполномоченного по правам ребенка в Карелии появилась не так давно в 2011 году, но создание этого института, по сути, началось с большого проекта «Карелия для ребенка», который инициировала в 2008 году известный карельский общественник Галина Григорьева. В рамках проекта совместно с детским фондом ЮНИСЕФ была создана сеть уполномоченных по правам ребенка в Карелии в образовательных учреждениях. Проект реализовала некоммерческая организация - Карельский фонд развития образования, которым уже много лет руководит Геннадий Сараев.

По инициативе и под руководством Геннадия Сараева в республике было реализовано и множество других проектов, серьезно изменяющих, пожалуй, самое главное – ответственность взрослых в их отношениях с детьми. В добавление к огромному опыту общественной деятельности у Геннадия Сараева есть еще и компетенции, приобретённые на государственной службе, а также, что весьма важно, профильное образование - детский психолог. Мы попросили кандидата на пост Уполномоченного по правам ребенка в Карелии рассказать о себе и о главных задачах, которые должен решать детский омбудсмен.

- Геннадий Александрович, после службы в армии вы поступили в Карельский государственный педагогический университет. Почему выбрали специальность детского психолога?

- Я целенаправленно готовился к тому, чтобы получить именно психологическое образование, меня эта профессия очень интересовала. И очень благодарен факультету дошкольного образования и воспитания КГПУ, который тогда готовил детских психологов: уже на третьем курсе мне предоставили возможность заниматься исследовательской работой и вместе со специалистами университета Йоенсуу мы провели трансграничное исследование «Социальная роль отца в семье». А на пятом курсе наш знаменитый в Карелии и за её пределами профессор Марк Михайлович Буркин предложил мне поработать детским психологом в Республиканской психиатрической больнице. Именно там я научился слушать и слышать ребенка, вместе преодолевать трудности на пути к здоровью.

Поверьте, Это был не просто огромный и очень важный личный, профессиональный опыт: именно тогда на практике, своими глазами увидел, насколько сложно и противоречиво обстоят дела с реализацией прав ребенка с особыми потребностями и ограничениями по состоянию здоровья. Это, кстати, определило впоследствии тематики проектов, которые мы с коллегами разрабатывали в Карельском фонде развития образования: «Инклюзивная школа», «Родительский университет», «Безопасная школа», «Детская общественная Правовая палата Карелии» и многие другие.

Продолжая тему образования, хочу сказать, что старался учиться всю жизнь. В летнем университете г. Умео (Швеция) несколько лет я изучал основы демократии и общественно-политической деятельности, участвуя в обменных программах с партнёрскими организациями стран Северной Европы изучал опыт наших соседей по организации инклюзивного образования, решению вопросов экологической безопасности, особенности организации взаимодействия с печатными СМИ, а потом и новыми медиа и, конечно, многое другое. В 2011 по Президентской программе подготовки кадров прошел обучение в Российской академии госслужбы и стажировку в Австрии по изучению опыта организации дуального образования, а в 2012 году получил диплом РАНХИГС по государственному и муниципальному управлению. Считаю, что сегодня мой уровень образования соответствует требованиям, предъявляемым к обсуждаемой государственной должности.

- Но до того, как вы пришли работать в министерство вы много лет занимались общественной деятельностью, это так?

- Да, еще в институте на первом курсе меня выбрали профоргом факультета. Много работал в профкоме студентов, был волонтером международного отдела, который занимался вопросами сотрудничества с зарубежными вузами.

После окончания университета недолго поработал в правоохранительной системе, но понял, что мне все-таки намного интереснее другая сфера: деятельная, ориентированная на практику работы с детьми и молодежью. Поэтому в 2000 году пришел специалистом в Республиканский социально-молодежный центр. Тогда же возглавил некоммерческую организацию «Карельский фонд развития образования». Кроме того, практически одновременно занимался созданием в Карелии молодежной организации «Молодежное Единство», которая активно занималась реализацией молодежной политики в Республике Карелия.

- И как удавалось все это совмещать?

- На самом деле, все эти направления деятельности всегда дополняли друг друга, поскольку все были направлены на работу с детьми и молодежью. Конечно, очень помогло полученное образование по проектному управлению. В течение двух лет входил в Молодежный совет Баренц-региона, который объединяет северо-западные регионы России, Норвегию, Швецию и Финляндию. И в рамках этого международного сотрудничества было немало обучающих программ по основам проектного менеджмента, стратегическому планированию, управлению проектным циклом и многое другое. Сегодня о проектном подходе в управлении достаточно много говорится в нашей стране, но даже сейчас его принципы только еще пытаются внедрять, в том числе в государственной деятельности. Тогда же этот опыт был только у наших зарубежных коллег.

Одна из основ проектного управления заключается в умении объединить все доступные ресурсы для решения поставленной задачи. Однако уверен, что самым главным является потенциал прямого общения с теми, кому нужна наша помощь, кто, может, в чём-то отчаялся, но это ведь происходит, как правило, из-за невнимания со стороны нерадивых представителей государства.

- Но больше всего социально значимых проектов, как я понимаю, реализуется по линии Карельского фонда развития образования, которым вы и сейчас руководите?

- Да, список проектов, которые мы реализовали за время деятельности фонда, действительно очень большой. Если можно, приведу только несколько примеров. Проект «Инклюзивная школа» совместно с партнерами - Министерством образования Карелии, службой уполномоченного по правам ребенка, детским фондом ЮНИСЕФ и республиканской общественной организацией инвалидов «Перспектива». В двух школах Карелии – № 34 в Петрозаводске и № 7 в поселке Хелюля – мы создали и апробировали модель доступности образования для детей с инвалидностью.

Очень крупный и важный проект – образовательный центр для детей и молодежи «Маткачи», который был реализован по программе приграничного сотрудничества. Еще один проект – «Музей для семьи». В его рамках в Национальном музее появилась семейная игровая комната, где для детей проводятся развивающие занятия. Перечислять примеры, на самом деле, можно очень долго, это десятки успешно завершенных проектов.

- С общественной работы вы ушли на госслужбу, на должность замминистра образования – случай, в общем-то, редкий.

- Да, общественники нечасто в нашей стране приходят в исполнительную власть на руководящие должности. Но полагаю, что именно моя практика работы в фонде стала решающей в том, что выиграл конкурс на должность. Одна из первых проблем, решением которой пришлось серьезно заниматься это выстраивания конструктивного взаимодействия с другими министерствами и ведомствами. Например, вопрос лицензирования медкабинетов в образовательных организациях: вступили в силу изменения в федеральное законодательство, необходимо было разобраться, как их применять, как скоординировать работу различных ведомств, начиная от надзорных органов и заканчивая взаимодействием с Минздравом, с учреждениями здравоохранения.

Но эта работа, в ходе которой выстраивалась координация в решении серьезных, сложных вопросов с самыми различными государственными структурами, органами местного самоуправления, общественными организациями, стали еще одним колоссальным опытом, приобретенным мной. Только находясь внутри приходит понимание, как функционирует исполнительная власть, какие у неё изъяны и ограничения. Опыт проектной деятельности очень помог в разработке региональных целевых программ и проектов по получению субсидий из федеральных программ. Но повторюсь, что эффективность работы во многом, практически во всём определяется готовностью и возможностью помочь тому, кто ждёт от тебя и помощи, и соучастия.

- Почему в итоге все-таки вновь вернулись, по сути, к общественной деятельности, возглавив региональный исполком «Единой России»?

- В современной России Партия – это, действительно, общественное объединение. Конечно, главной деятельностью любой партии является участие и победа в выборах. Но у «Единой России» помимо этого есть очень важное направление – партийные проекты, многие из них непосредственно направлены на помощь семье и подрастающему поколению.

Был искренне рад, что у меня появилась возможность применить свой предыдущий опыт проектной деятельности и полученное на госслужбе умение координировать работу министерств и ведомств в самых разных отраслях. И вместе мы добились, чтобы партпроекты в Карелии становились ресурсом для развития районов, решения социальных и инфраструктурных проблем. Это и создание новых мест в детсадах, строительство ФОКов и бассейнов, ремонты спортивных залов сельских школ и домов культуры, строительство детских площадок и так далее.

- Как вы планируете применить ваш предыдущий опыт на должности детского омбудсмена? Что необходимо менять или перестраивать в работе этого института в Карелии?

- Самое главное – это то, что сегодня в обществе и, к сожалению, у многих представителей власти нет понимания того, чем именно должен заниматься уполномоченный по правам ребенка. Есть представление, что это некий супермен, который, если случилось несчастье, тут же прилетит, виновных накажет, пострадавших спасет.

Уверен, что детский омбудсмен не должен подменять собой прокуратуру, следственный комитет, полицию … У него задачи иные. По сути, любой человек, который так или иначе в силу самих обязанностей работает с детьми, уполномочен их права защищать: право на жизнь, на медицинскую помощь, на образование, на безопасность. Плюс ко всему существует множество специальных ведомств и служб, начиная от органов опеки и попечительства и заканчивая центрами помощи семье и детям. То есть защитников у детей много – нет гарантов соблюдения их прав.

Уполномоченный по правам ребенка – это гарант соблюдения прав ребенка. Это государственный служащий – подчеркиваю, не общественник, не правозащитник, не силовик – которому даны полномочия контролировать, как в стране выполняется ратифицированная Россией еще в 1990 году международная Конвенция прав ребенка. И его задача – помочь выстроить систему, чтобы права детей неукоснительно соблюдались.

- Как этого добиться? Что на практике должен делать омбудсмен?

- Во-первых, как и другие государственные структуры, детский омбудсмен работает с обращениями граждан. Но его функция сегодня сводится часто к тому, что он перенаправляет эти обращения в различные органы власти, которые уполномочены принимать решения. Какие-то проблемы можно решить быстро, но есть и сложные ситуации, требующие большой и серьезной работы, в таких случаях Уполномоченный может собирать экспертную комиссию с привлечением широкого круга экспертов, и от органов власти, и от общественности, которая будет оценивать: все ли сделано по данному обращению? Все ли возможные ресурсы были задействованы для решения проблемы? Какие есть еще пути?

- Но возможно ли создать такую структуру без определенных, не побоюсь этого слова, личных связей и личного авторитета? Вот приглашает омбудсмен в свою комиссию министра, мэра или известного общественника. А тот может и отказаться: мол, времени нет, не обязан…

- Безусловно, необходимо, чтобы у омбудсмена была личная репутация как человека, разбирающегося в проблемах защиты детства, эксперта, к аргументации которого прислушиваются, организатора, способного разработать и реализовать серьезные, масштабные проекты. Предыдущий опыт позволяет мне говорить о том, что этим ресурсом обладаю. И знаю, как много в республике людей душой болеющих за происходящее в детской и подростковой среде. Они – мои самые первые помощники и соратники.

Еще одна задача – это экспертная работа с действующим законодательством. Необходимо проанализировать все постоянно усложняющиеся, а порой и вступающие в противоречия нормативно-правовые акты, так или иначе связанные с соблюдением прав детей, и оценить, насколько они соответствуют интересам ребенка.

Третье – убежден, что уполномоченный по правам ребенка должен участвовать во всех межведомственных, координационных комиссиях и советах. Даже если они рассматривают вопросы, на первый взгляд от защиты прав детей далекие. Например, комиссия по подготовке к отопительному сезону: ситуации, когда дети замерзают в школах, детсадах или больницах, абсолютно недопустимы.

Четвертая задача уполномоченного – это правовое просвещение: как и представителей власти, так и семьи, работников образовательных и детских учреждений и так далее.

Выполнить все эти задачи возможно, только если детский омбудсмен, как уже сказано, сможет объединить все возможные ресурсы, создать конструктивную модель реализации прав ребенка. Именно поэтому я принял решение выдвинуть свою кандидатуру на пост уполномоченного: в этой работе планирую задействовать весь свой опыт проектной деятельности, взаимодействия с общественностью, с органами власти, специалистами, экспертами, средствами массовой информации и вместе действовать в интересах детей.

Поделиться с друзьями:


Написать комментарий:

Правила модератора

Чтобы оставить комментарий, надо просто войти на сайт или зарегистрироваться.

Войти на сайт     Войти с помощью ВКонтакте

Зарегистрироваться

 Все видео

Подписывайтесь на КарелИнформ в социальных сетях!