«Левша»-коллекционер из Карелии получил срок за ремонт и сбыт оружия
Аналитика

«Левша»-коллекционер из Карелии получил срок за ремонт и сбыт оружия

6 декабря 2018, 13:00Дмитрий АнаньинPhoto: Управление ФСБ России по РК
Пенсионеру помогали сын и товарищ по интересам

Судебные приговоры за незаконную торговлю, хранение и тем более изготовление оружия - для Карелии редкость. За минувший год сообщения в криминальных сводках, где фигурируют соответствующие статьи УК РФ, можно пересчитать по пальцам. При этом, как правило, жители попадаются «на мелочах»: отдают долги знакомым охотничьими ружьями или хранят в гаражах опасные и боеспособные находки времен Великой Отечественной войны.

Потому недавняя история, в которой отметились сразу три жителя республики, удивила даже опытных оперативников - не составом преступления, а масштабами. У фигурантов изъяли около полусотни единиц оружия (в том числе, экзотических вроде венгерского «Фроммера») и десятки килограммов тротила. Такие объемы в новейшей истории Карелии до сих пор не встречались.

Интересы попавшихся фанатов оружия не ограничивались простым собирательством: кое-что было восстановлено своими руками и планировалось к продаже. На этом, к слову, товарищи и погорели окончательно. А начиналось все вроде бы почти безобидно - с простого коллекционирования…

Хобби на заработки

Как вспоминают в Управлении ФСБ по РК, формально события начали стремительно развиваться в 2016 году, когда оперативники выяснили, что в Костомукше образовалась группа из нескольких любителей оружия, исторического и современного. Среди них – пенсионер Виктор Сергеев (здесь и далее все ФИО изменены. – Прим. авт.) с сыном-слесарем Игорем и уроженец Петрозаводска, специалист по строительным работам Андрей Комов.

Как позже расскажут свидетели, костомукшский пенсионер души не чаял в оружии и, как настоящий рабочий советской закалки с инженерным образованием, имел «золотые» руки. В небольшом городке информация распространялась быстро, и о том, что «левша»-самоучка не только собирает, но и восстанавливает технику, стала широко известна в узких кругах.

По словам сотрудников Управления, Сергеев-старший доставал оружие разными способами. Что-то покупал в Интернете и получал по почте, что-то находилось при раскопках в районах. Но лично в археологических поисках он не участвовал, предпочитая привлекать людей со стороны.

В отличие от пенсионера, строитель Андрей Комов поисковыми работами занимался самостоятельно, попутно покупая современные оружие и боеприпасы. Оба были знакомы еще до 2016 года и позднее в суде поясняли, что их сблизило общее увлечение. Третий участник истории – Игорь Сергеев – к ремонту и раскопкам отношения не имел, зато в дальнейшем занялся рынком сбыта и активно помогал найти покупателей. Источники, знакомые с ситуацией, предполагают, что именно он предложил отцу превратить хобби в источник дохода. Однако фактически «идеологом» событий, судя по приговорам суда (имеются в распоряжении редакции), стал все-таки Сергеев-старший.

Карабинная конспирация

Началом конца для всей группы стала винтовка Мосина образца 1891/1907 года. Как на предварительном следствии пояснял пенсионер, ствольная коробка и затвор от карабина достались ему осенью 2016 года после раскопок в Муезерском районе. В придачу также шел ствол от пулемета Дегтярева. Дома в Костомукше он отремонтировал все части карабина, подогнал детали и переделал ствол от пулемета под размер ствола карабина Мосина. Получилось вполне боеспособное оружие. Тогда же Сергеев решил продать карабин за 35 000 рублей и попросил сына найти покупателя. Тот свою задачу выполнил, и встреча состоялась в конце января 2017 года в Костомукше.

То рандеву можно считать знаменательным, поскольку покупателями оказались… оперативники. Сын с отцом об этом, разумеется, не догадывались, хотя и пытались принять все меры, чтобы избежать «подставы». Оба действовали в лучших традициях шпионского боевика: пользовались разными телефонами и SIM-картами, следили за «хвостами». Правда, самодельный карабин с патронами все это время лежал в багажнике машины Сергеева, но покупателей отвезли за 18 км от Костомукши в сторону поселка Боровой, где в лесу доказали боеспособность оружия на импровизированном стрельбище. К вечеру мнимая сделка состоялась.

На те же грабли

Видимо, первая «успешная» попытка ободрила наших героев, поэтому спустя несколько месяцев Сергеев-старший вышел на тех же покупателей, видимо, выдержав паузу для пущей безопасности. Согласно приговору суда, в очередном эпизоде сын уже не участвовал, а отец действовал с коллегой по интересам Андреем Комовым.

На предварительном следствии последний объяснит, что ранее купил в Интернете нерабочий автомат Калашникова и попросил пенсионера сделать его боевым. Тот согласился и в мае 2017 года так поколдовал над АК, что заметить прежние изъяны было почти невозможно. Тогда же товарищи решили заработать не только на автомате, но и на паре пистолетов (модернизированный пистолет Макарова с глушителем (!) и ТТ), которые в итоге стали храниться в гараже у Комова. К товару прилагалось 140 патронов.

Добро продавали за 205 000 рублей, и к процедуре отнеслись еще серьезнее. Как вспоминают оперативники, продавцы вдруг могли напроситься на срочную встречу, вероятно, чтобы дополнительно проверить источник на надежность. В переговорах, которые заняли месяцы, использовались обтекаемые формулировки, а то и просто задавались прямые вопросы про ту же «подставу».

Очевидно, Сергеев с Комовым понимали, что Калашников и пистолет с глушителем – уже не «мосинский» раритет, поэтому заслужить их доверие было непросто. Но терпение того стоило. В конце июня 2017 года покупателя встретили у моста через Шую в районе одноименной станции под Петрозаводском. Комов остался на месте, а пенсионер отвез гостя тремя километрами дальше - в лес к тайнику, где дожидалось оружие.

На этом путешествие не закончилось: участники отправились на войсковое стрельбище на Пряжинском шоссе. Пенсионер не забывал по телефону регулярно справлять о делах у компаньона, а на месте снова доказал работоспособность оружия, несколько раз пальнув в воздух. Но как только сумка отправилась к покупателю, костомукшскому «левше» пришлось сильно удивиться внезапному появлению силовиков. Аналогичный сюрприз поджидал у моста и Комова. С Сергеевым-младшим тоже церемонились недолго.

Наворотил с тротилом

В уголовных делах, которые последовали после задержания, есть еще пара эпизодов. Они могут показаться менее значимыми, поскольку больше связаны с хранением оружия. Но то, что пылится незаконно, теоретически всегда может превратиться в товар. К тому же, объемы изъятого позволяют понять масштабы «работы» нашего трио.

Как установил суд, пенсионер, например, с 2014 по 2017 годы незаконно хранил в гараже в Костомукше рабочий пистолет марки «Фроммер 37М», ствол, ствольную коробку и затвор от ручного пулемета Дегтярева, а также более 150 патронов. Оружие он позднее обменяет на пять немецких штык-ножей и пистолет ТТ у Комова.

Миниатюрный склад Сергеева-старшего, которому, напомним, в суде вменялась подпольная торговля, меркнет перед запасами товарища. Как гласит приговор, Комов в нарушение закона держал винтовку «33/40», несколько самодельных нарезных пистолетов на базе ТТ-С и МР-371, шесть самодельных стволов от пистолета системы Токарева, части от винтовки и карабина системы Маузер, а также сотни патронов и… более 24,5 кг тротила времен ВОВ и пару боевых гранат. Если «Маузер» можно повесить домой на стену для любования, то зачем хранить столько взрывчатки, готовой рвануть в любой момент? Тем более, на даче, где, в том числе, бывают дети?

— Подсудимый виновным себя в незаконном обороте огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, а также хранения тротила признал полностью, пояснил, что сбор оружия, в том числе найденного на местах боев, являлся его увлечением, хобби, - говорится в приговоре суда. - С этой целью он осуществлял обмен запрещенных к обороту оружия, боеприпасов с Сергеевым, имевшим аналогичное увлечение.

Между тем, в судебных процессах признали свою вину все фигуранты уголовных дел. В октябре и ноябре этого года Сергеев-старший за незаконное хранение и сбыт оружия группой лиц, а также его изготовление получил 5 лет колонии общего режима со штрафом в 120 000 рублей.

Комов за незаконное хранение-сбыт оружия и взрывчатых веществ приговорен к 3 годам колонии общего режима со штрафом в 30 000 рублей. Сын костомукшского «левши» отделался легким испугом: суд назначил ему 3 года лишения свободы условно с тем же испытательным сроком. Все приговоры пока не вступили в законную силу.

***

В этой истории можно попробовать найти обратную сторону медали, ведь все, что связано с коллекционированием и поиском предметов старины, зачастую объясняется элементарным уважением к памяти. Об этом, к слову, на следствии и в суде говорили многие участники.

Но в данном случае внешне благородный мотив не выдерживает критики. Зачем давать винтовкам и карабинам вторую жизнь и тем более - пытаться их продать? Кроме того, как отмечают наши собеседники, внушительная часть оружия, найденного у фигурантов, относится к современности. Да и о какой современности тут говорить, если в умелых руках способна возродиться любая ржа?

Другое дело, что рынок нелегального оружия в России, судя по всему, пока еще держится. Если обычный житель при определенной сноровке может достать пусть и нерабочий, но автомат Калашникова, то на этом фоне находки поисковиков выглядят не так опасно. И дело не в типе оружия: фигуранты, например, также успели сбыть в Санкт-Петербург пару боеспособных пистолетов с глушителями. Неужели оружие со столь специфическими характеристиками интересует обычных коллекционеров?

Впрочем, любая подобная покупка без внимания компетентных органов не останется. Например, тот, у кого Комов купил пресловутый АК, живет в Кемеровской области. И сегодня тоже готовится к суду по уголовному делу за незаконный сбыт оружия.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter